Достижение непоседа в игре целуй и знакомься

Список достижений:

достижение непоседа в игре целуй и знакомься

dato))) в игре Целуй и Знакомься. 26 июл Я получил достижение Непоседа. Хочешь так же Я получил достижение Бармен уровня 2. Хочешь так. Я открыл новый подарок: Латте. Играть. Играть. Комментарий. фарход исламов в игре Целуй и Знакомься. 24 сен. Я получил достижение Непоседа. Прямо сегодня не получится, - Неожиданно приняла игру Князева, - Но я Целуй ногу, отпущу живым. . надо было зафиксировать достижения, но тут же понял, что немного опоздал. Спустя какое-то время парень обнаружил , что за ним следует семейка лохматых непосед, безошибочно находя его.

Тут же он получил ответ от услышавшей его супруги: Но в этот момент прямо перед ним в воздухе огненно вспыхнуло: Хранитель выпрямился и, соединившись с этим огненным именем, исчез в светлой дымке… Обитель Астора была просторной и высокой — чуть больше других светопирамид, а верхняя часть её хранила в себе необозримый простор легендарной Вселенной, полной звёзд и предчувствий.

Хранитель предстал перед Астором, и звёздный Ведун, улыбнувшись, подался вперёд. Он обнял Хранителя и тихо сказал: Признаться, я думал — ты занят. Астор виртуозно ушёл от ответа, тут же переметнувшись на главную тему: Но Мегаспекция выявила новый всплеск энергии, чуждой нашему миру… Астор печально взглянул на Хранителя; тот ответил: И я знаю, откуда это исходит… Хранитель выжидающе смотрел на мудрого Астора, желая услышать его мнение по этому поводу. И звёздный Ведун его понял; он изрёк: Свобода выбора — вот точка отсчёта… Астор поглаживал свою длинную серебристую бороду, мерно прохаживаясь по своей просторной обители.

Он взглянул на Хранителя и продолжил: Понимаешь — о чём я? Астор пристально посмотрел на Хранителя и заговорил чуть отрешённо и с оттенком какой-то запредельной печали: Я хочу, чтоб ты знал. Мы все имеем полное право выбора. Я понимаю, что нарушено равновесие и что дальнейшие действия могут повлечь за собой полный дисбаланс. Та планета, которая нам дана для Нового цикла творения, сохранится; но теперь мы, конечно же, не можем его начать.

Эта планета подобно звезде будет сиять для людей с чистыми помыслами. И быть может, когда-нибудь вновь возродится народ в этом мире, который сумеет сдержать весь баланс тех энергий, что правят судьбой и творят. Я буду на это надеяться… Астор не отрывал взгляда от Рамаяна. Астор облегчённо вздохнул, окинул взором свою обитель, как бы прикидывая, на сколько времени хватит ещё его загадочного пристанища… Хранитель задумался… Затем он вдруг как-то растерянно спросил: Он выжидающе глянул на прадеда.

Тот опять хитро улыбнулся и начал говорить намёками: Или уловил трепет в воздухе? Ты — истинный Хранитель. Несомненно, ты можешь скалу обратить в пыль и цветы сотворить из тумана, равно как и жизнь даровать любому образу. Но сейчас надо выдержать натиск. Хранитель бросил на него удивлённый взгляд. Они — вне пространства и смысла. И когда в этой силе наметится точка рассвета, как дельта, дающая новые русла, тогда можно будет сказать: Река никогда не меняет течения.

Так и мы его не меняем. И наше время всегда в. И даже когда мы выходим за грани разумных решений, всё равно мы — в движении этого Потока. И ничто не заставит его идти вспять. Энергия Замысла — вот что всем движет. Создатель нам дал эту силу — творить. И мы её можем использовать только согласно Течению, мы можем его изменить и ускорить, но выйти из этого Замысла нам не дано.

И даже с уходом на Четвёртый уровень мы останемся в этом Течении, пребывая в гармонии с Высшим порядком вещей. Но кто-то должен быть здесь, в этом мире, чтоб видеть его и слегка направлять… Поэтому в любом случае я остаюсь. Он помолчал и добавил: Он взглянул на правнука в ожидании ответа. Кристалл будет спрятан в Белой Горе, и эта часть её будет сокрыта. Помни всё, что я тебе сказал. Затем Хранитель вышел из обители Ведуна и исчез в своём направлении… Между тем, солнце уже близилось к закату, и день дышал успокоением и негой прохлады.

Хранитель возник возле своей обители, осмотрелся и зашёл внутрь. Вслед за ним впорхнул Синехвост. Увидев его, Рамаян воскликнул: А я и забыл про. Прости… Синехвост что-то пропел на своём языке и, пролетев в глубину, уселся на плечо Сима. Сим обрадовался, что отец с Синехвостом вернулись, и залепетал: Сейчас будем дальше творить… Сандра, улыбнувшись, обняла супруга.

Синехвост запорхал над ними, явно не желая идти на отдых. Сим это понял и тут же выпалил: Он же ведь не хочет спать! Он хочет играть и творить! Сандра посмотрела на сына и мягко сказала: И они все вместе вышли на воздух. Синева стала яркой под лавиной закатного зарева, и лучи от светопирамид стали чёткими — они, неизбежно уходившие ввысь, соединяя Землю и Небо, виделись огненными столпами народа этой великой страны… Хранитель вдохнул синевы и прохлады, напоённой дыханием садов, и, улыбнувшись, умиротворённо произнёс: Дети, улыбаясь, смотрели на закат и что-то нашёптывали… В небесах начинали вспыхивать звёзды; округа наполнялась тихими песнями, чьи дивные мелодии подхватывал лёгкий ветер и расплёскивал по миру… В это самое время за горами, вздымавшими к небу монументальные пики вершин, у громадной скалы на плоском широком камне сидел отрешённый человек.

Но он не просто сидел, он явно с кем-то разговаривал, отдавая незримому собеседнику некое подобие тайных команд: Вспышка озарила его лицо. В тот же миг всё окутал дым… Когда он рассеялся, у скалы Отрешённости никого не. В обители Рамаяна все уже отдыхали. Но Хранитель не спал. Он чутко следил за пространством, глядя куда-то в незримую цель… Он вдруг посмотрел на спящего сына: Сим сладко спал, приоткрыв рот. Хранитель сконцентрировал внимание на сыне, полностью войдя в его поле… В его сознание вдруг ворвался знакомый возглас: Над полем Трансформации вздымался призрачный дым, подобно туману, который окутывал верхушки деревьев с сидевшими на них огромными птицами.

И птицы эти, похоже, спали… Дальнейшее произошло молниеносно. Он приблизился к центру поляны и протянул руки ладонями вниз, как бы совершая магическое действо… И в это мгновение непонятно откуда взявшаяся белоогненная молния рассекла воздух и ударила в этот образ, отбросив его в сторону могучих деревьев и вышибив дикую вспышку. Образ, мгновенно изменившись, взвился летучим драконом изумлённо и яростно… В этот момент Хранитель вышел из транса, встал и мгновенно исчез… Он тут же возник на поле Трансформации, где витал этот образ дракона.

И раздался издевательский ропот Стигмула в образе дракона: Или ты соскучился по Кристаллу? Не хочешь ли ты поделить со мной власть? Шалый зверь изрыгнул сноп огня. Хранитель, в момент увернувшись, воскликнул: Но ты напрасно затеял всё это, Стигмул! Ты не получишь Кристалл. И тут дракон бросился на Хранителя. Но Рамаян вдруг изловчился и, вынырнув из-под него, взвился ввысь — Хранитель стал ветром и тут же со свистом обрушился на дракона всей силой этой неукротимой воздушной стихии.

И этот неуловимый шквальный вихрь теперь бил и крутил дракона всей своей мощью, гася его суть… Затем он с ураганной силой поднял брыкающегося зверя высоко в небо и отшвырнул его далеко за пределы Заповедной поляны.

Вдалеке посыпались искры; затем всё погасло и стихло… Со свистом ветер сошёл на поляну… и Хранитель принял свой облик. Он осмотрелся, сложил руки рупором и запел гортанно, протяжно и радостно… И тут птицы, спавшие на деревьях, стали пробуждаться… Они вспархивали над деревьями, воспаряли над поляной. Хранитель, глядя на них, воскликнул: Птицы, описав круг над поляной, направились к своим садам. Хранитель подошёл к центру поляны, но тут вдруг почуял что-то жуткое.

Он взвился ввысь и, зависнув в воздухе, увидел страшную картину: Затем он гортанно воскликнул: В небесах началось какое-то странное движение, стали сгущаться тучи… И хлынул ливень… Он гасил это жуткое пламя, никогда не ведомое людям любви и света, пламя, вырвавшееся из-под контроля, огонь страсти и безграничных желаний… Скоро огонь был погашен, всё затихло, небо опять прояснилось.

Только дымка вздымалась вдали над залитой золой… Хранитель встал в центре поляны и пробудил Кристалл: Я, Хранитель Силы, к тебе обращаю свой дух; пробужденье твоё — в моей тайне и власти, как я — в твоём образе запечатлён.

Я — с тобой, как и Небо с Землёю в единстве дыханья!. Полыхнул яркий свет, озарив всё вокруг, и в воздухе завис шар энергии… Через несколько мгновений он преобразился, приняв форму объёмного, многогранно сверкающего, чистейшего кристалла, который плавно опустился в раскрытые ладони Хранителя.

Некоторое время Хранитель смотрел на Кристалл, крепко держа его в руках, а затем исчез в своём направлении… Сандра сидела возле своей обители, тревожно глядя куда-то в пространство. В её больших глубоких глазах сияло предрассветное небо… Хранитель возник перед ней, озарив её тихой радостью. Она тут же встала и обняла супруга: Вот Кристалл… Рамаян, осторожно держа в руках Кристалл, приподнял. Сандра, глядя на Кристалл, восхищённо вымолвила: Сандра вопросительно посмотрела на супруга.

Он тут же ответил: Рамаян сделал жест, и они с Сандрой расположились в густой траве под высоким деревом. Стигмул по линии Транса проник в Мегаспекцию… Вот только как он узнал? Ведь время пробуждения Кристалла строго сокрыто от.

А то я мог бы и не успеть… Я это увидел, находясь в поле видения. Хотя Астор мне что-то говорил по этому поводу. Неподалёку послышался шелест и тихий вздох… Хранитель напрягся, приложив палец к губам. И она, метнувшись к обители, скрылась в её глубине… Через некоторое время Сандра вернулась к супругу и тихо сказала: Астор прав, как.

Сандра смотрела на Хранителя с тайной надеждой и глубинной печалью, в которой трепетала вся её жизнь, неповторимая и многогранная, посвящённая любимым людям, родней которых нет на всём свете. И ей очень хотелось услышать то, что внезапно проливает бальзам на сердце, утешая и милуя чудесным решением. Хранитель, выдержав паузу, со вздохом произнёс: Но мы должны будем войти в состояние абсолютного внимания.

Иначе мы обязательно ввяжемся в затяжную войну с теми, кто алчет быть первым, кто хочет властвовать и диктовать… Как ты думаешь, в этом случае что может произойти? Хранитель испытующе смотрел на супругу. Но… Хранитель тут же продолжил: Вступив в эту битву, мы сами же станем носителями этой коварной энергии, и она, как цепная реакция, всюду проникнет и спалит все чистейшие замыслы и со временем станет уже диктовать: Я — тот самый!.

Мы станем рабами своего эго. Мы себя похороним под грудой побед. И тогда Четвёртый уровень для нас будет закрыт. И к чему тогда всё, что мы сотворяли, что любили, хранили? Возникла пауза, вздымавшая чувства. Её глаза наполнились слезами… Рамаян сочувственно посмотрел на неё и продолжил: Иначе — зачем тогда всё? Мы не примем вирус смерти. Мы с Астором кое-что придумали, точнее, он придумал, а я помог. Но об этом. Хранитель взял в руки Кристалл, и они с Сандрой пошли в свою обитель.

Сим во сне ворочался, как будто с кем-то боролся… Сандра его успокоила. Рамаян убрал Кристалл в магическую завесу туманного столпа — этакий домашний тайник — и лёг отдыхать… На рассвете послышалось пение птиц. Раздались ликующие возгласы людей, радующихся своим возвратившимся птицам… В обитель Рамаяна ворвался Фьютэкс.

Он радостно голосил, кружа над Хранителем. Рамаян поднялся и, улыбнувшись, произнёс: Он повернулся к проснувшейся Сандре и сообщил: А они где-то были? Тут проснувшийся Сим подскочил к отцу и заговорил: Сим задумался и спросил у отца: Это же очень серьёзно. Но делать это стоит только в том случае, когда это действительно необходимо.

Твой дед, например, превращался в орла — он очень хотел узнать, как устроено небо, где можно летать при помощи крыльев. А его сын умел превращаться в сокола, а дочь деда — в лань; они так играли, и в то же время обучались… Но тебе предстоит сначала вырасти, а уж потом думать об. И потом, эти превращения допустимы только в тех отдельных случаях, когда необходимо что-то постичь, как некое знание, либо когда необходимо что-то преодолеть, ну, к примеру, какой-то сложный отрезок пути или опасный участок, неведомый ранее.

И к тому же, мы все имеем разные предназначения. Есть люди, которые регулируют силы стихий — дождя, например, и ветра — или уровень насыщенности садов. Сим вздохнул и озабоченно вымолвил: Тем более что эта способность у всех нас — от рождения. Здесь главное — внимание. Хранитель мягко потрепал сына по голове, тайно онежив его своей силой, и, взглянув на супругу, добавил: А я пойду, узнаю, как дела в нашем мире… И он вышел на воздух.

В небесах парили и пели птицы. Заря полыхала над миром. До Рамаяна донеслись голоса людей: Перед ним стоял Гурр. Но мы вовремя вернулись. Теперь дело приняло новый оборот. Сейчас нужно отправляться к Белой Горе. Стэкк должен быть с нами. Гурр отошёл в сторону и, не мигая, уставился в пространство… Затем произнёс отрешённо и чётко: В воздухе вспыхнуло имя и тут же обратилось в сияющую фигуру Стэкка… Она уплотнилась, и через мгновение Стэкк предстал перед Гурром и Хранителем.

Он улыбнулся и произнёс: Хранитель, я рад тебя видеть. Гурр в том же духе добавил: Эти два могучих брата всем своим иронично-загадочным нравом вполне соответствовали стезе путешествий; и, глядя на них, Хранитель ощущал в себе некое тайное умиротворение, способное укротить смерч. В это время солнце уже садится. Здесь оно в зените. И что это значит? Господин Васерман ваш ответ? Где же все-таки он? Ммм, надо было чаще инструктажи слушать на спортивном ориентировании, а не Таньке на задницу пялиться, спортсмен.

Чего вообще ты туда поперся? Ах да, ты ж пошел то только из-за неё. Надо присмотреться к дереву. С южной стороны должно быть больше веток и листьев. Как блять определить эту южную сторону?! Ствол же круглый, ветки во все стороны растут. Мох Федор искать не стал, мысленно признав себя кретином. Чем ему поможет это знание? Одному все равно через такой лес не пройти.

На три стороны лес, в одну море. Если есть побережье, значит должно быть судоходство, на крайний случай рыбаки. Вот и положительные моменты нашлись. Срочно ищем еще позитив. За исключением мелких царапин и синяков, здоров. Оружие, если его можно так назвать. Солнце еще высоко, но кто его знает как скоро тут темнеет. А ходить по темноте в развалинах, затея экстремальная, и чревата неприятными последствиями.

После такой зверюги в лесу, легко встретить крыс величиной с собаку в руинах. В крайнем случае, можно переночевать и на дереве. Неуверенно поднявшись на ноги, Федор похромал в сторону ближайшего сравнительно целого дома.

  • Book: Книга 1. Путь меча
  • Какие есть достижения в игре целуй и знакомься?
  • Book: Мистерия силы. Трилогия

С верха крепостной стены он засек некоторое скопление деревьев в центре крепости, надо полагать там может быть рокарий или просто какие-то виды плодоносящих деревьев. Это относительно быстрый способ найти пропитание. Ловлю рыбы он решил отложить на более удобный случай.

Дорога отняла неожиданно много сил и времени. Приходилось протискиваться под ветвями разросшихся кустов и деревьев, перелезать через рукотворные завалы и большие обломки строений. Во всех встреченных зданиях отсутствовали двери, во многих провалилась крыша, и рухнули стены. Тем не менее можно было понять общий стиль строений. Архитектура очень отличалась от привычных средневековых построек. Однако как бы ни было интересно, но Федор решил оставить исследования на.

Первой удачной находкой стал родник, бьющий из-под земли посреди небольшой площади. Рядом находился остов какого то памятника, на кубе из белого камня все еще торчали обломки ног. С наслаждением напившись ледяной воды и смыв со спины кровь от царапин, парень пошел дальше, сделав в памяти заметку на ориентиры площади.

Стоит поселиться ближе к воде. Похоже он всё-таки оказался прав, нечто вроде сада здесь присутствовало. Перелезая через кучу ржавой трухи и обломков камней, некогда бывших забором, Мальцев дорвал и без того пострадавший свитер. Набрав по десятку плодов со всех встреченных деревьев, он завернул их в жалкое подобие мешка из вязанной рванины с модными принтами. Плоды он собирал вслепую, вроде не должны в городском саду расти ядовитые растения.

Разбираться, что из сорванного съедобно-ядовитое он решил в спокойной обстановке, если повезет, в безопасном месте у костра. Подходящее по всем замыслам здание находилось в двух десятках домов от площади. Когда-то это был большой трехэтажный дом с изящной лепниной по стенам, куски которой еще можно было увидеть в некоторых местах.

Третий этаж лишился крыши, но это даже к лучшему, там удобнее всего будет развести костер. Наверх вела единственная лестница, частично обвалившаяся внутрь дома. Порыскав по комнатам, он нашел кучу рассохшихся досок, по всей видимости, представлявших собой остатки деревянной мебели, этого должно хватить до утра. Вопрос с доступом посторонних он решил кардинальным способом, кинул несколько оставшихся досок в проем поперек лестницы и обвалил крайнюю стенку сверху.

Утром Федор планировал разобрать завал. Еще по дороге сюда, он захватил несколько камней с шероховатой поверхностью, в качестве кремня и по совместительству точильного камня. С куста, росшего возле странного зеленого камня заляпанного грязью, отломил ветку толщиной в запястье для рукоятки будущего копья. Для обороны Мальцев решил использовать именно копье. Если тут такие звери, то лучше держаться от них подальше, минимум на расстоянии длины древка.

Целуй и знакомься — играй и наслаждайся

Ветки куста неожиданно оказались очень прочными, если бы не лежащие под ногами камни, пришлось бы удовольствоваться сухостоем. Пара сильных ударов и ветка в месте крепления к основному стволу неохотно треснула, а спустя пару минут уже поменяла хозяина. Стоило получать высшее образование, чтобы снова вернутсья в пещерный век, - подумал Федор, насадив лезвие на деревянную заготовку и затачивая клинок о кусок серого камня.

Он что всерьёз собрался сражаться этой палкой с трехсоткилограммовой кошкой? Стоит поискать иной выход. Всё-таки большая голова человеку не зря дадена.

С древних времен люди действовали больше смекалкой и хитростью, нежели силой. И посмотрите где сейчас крупные кошачьи. Преимущественно в зоопарке, если не на стенах и полах элитных особняков.

Оставим суицидальный поход на крайний случай. Разложив перед собой вещи из карманов, Федор уныло хмыкнул. От домашних ключей толку мало.

Даже как средство самообороны не годятся. Ладно, пригодятся на грузила, а таблетку можно попробовать использовать как блесну. В свое время Мальцев выбрал её в серебристом исполнении.

Бумажник с деньгами и кредитками в кучу к бесполезным вещам, до встречи с местными жителями не пригодится. Ага, а транспорт за стенкой бегает, парковку ищет.

В стопку к ненужным. Надо будет спрятать барахло, не хватало еще потерять документы и особенно ключи в этих руинах, только новую дверь в квартиру поставил. Мобила мигала последним делением батарейки, связь так и не появилась и он начал сомневаться, что появится.

достижение непоседа в игре целуй и знакомься

Стоило признать, что он тут застрял и неизвестно на. Проблему с запасом воды удалось решить достаточно легко, в соседних развалинах он отрыл из кучи обломков и камней небольшой котелок из потемневшего закопченного металла и наполнил его водой из родника на площади.

Воды была вкусной и отлично утоляла жажду, жаль только сварить в ней нечего.

Book: История одного дня (СИ)

Кроме плодов ничего добыть не удалось. Нет, конечно, он пытался подбить камнями нахальных птичек на краях стен, но видимо меткость не была в числе его врожденных умений. Ни один из камней не пролетел ближе метра от этих летающих килокалорий. Костер удалось запалить спустя полчаса и два отбитых до крови пальца.

Бить пришлось камнем о камень, лезвие почему-то искру не высекало. Тепло костра немного снизило ощущение голода. Настолько стар, что уже не помнил ни имени, данного ему при рождении, ни своих лет.

Зато он прекрасно помнил, кому обязан своим теперешним состоянием. Он уже перестал чего-то ждать. И давно забросил охрану города, переложив эти заботы на Стража. Спокойствие руин редко кто беспокоил.

За Ашкерумом закрепилась слава проклятого города, приносящего смерть осмелившимся пересечь его границы. Воин предпочитал проводить время в грёзах, прокручивая в голове образы своих лучших учеников и учениц. В этом подобии сна, он еще мог ощутить свою полезность, это была хоть и призрачная, но жизнь. В своих снах он подолгу ходил по древним улицам Ашкерума, заглядывая в окна пустых домов. Город был холоден и пуст, также как и его сердце. У воина не было и не могло быть детей, семью ему заменяло исскуство и ученики.

Многих он воспитал практически с первых лет осмысленной жизни. Вот Аркоррен, молодой воин степей, быстрый и гибкий, хорошо владеет ятаганом, но бесполезен в копейной драке. Зато как он умел работать клинком, загляденье! Погиб защищая северную стену, даже не своего города. Все они погибли, взяв за яркие искры своей жизни, море огня чужих.

Все-таки он был хорошим учителем, но настолько же и плохим отцом, ему стоило приказать им уйти. Куда же ты пропала девочка? Я так скучаю по твоей улыбке. Убийца с ангельским личиком. Изгой из клана белого паука, слабая с оружием своего клана - двулезвийным мечом, но смертельно опасная с двумя короткими клинками Она словно указывала в сторону дома семьи Туагрона. Старик предпочитал помнить имена мастеров своего дела и совершенно не помнил имен остальных, безынтересных для него живущих.

Помню я его семью. И малышку Ольту и её смешливого проказника братца Бринна, и даже его жену, как там её. Но все они давно истлели, они теперь не более чем прах. Истлели и сгнили, также как и. Активировав охранный контур, Воин заметил пульсирующий огонек на крыше, так непохожий на ранее замеченных в развалинах посетителей. Интересно кто этот чужак, что осмелился проникнуть в город? Кроме птиц и зеленых коротышек здесь уже сотни лет никто не появлялся. На чужаке нет доспехов и энергетика как у младенца.

Ни следа защитных плетений и даже амулетов. И ему стало любопытно, впервые за сотни лет. Может кто-то из лесных? Надо пригласить на беседу. Давненько к нам не забредали гости, интересно узнать, что там происходит за стеной. Наверху, в развалинах колонн, раздалось тихое костяное щелканье.

Камни, лежащие на спуске к нижним помещениям храма, зашевелились. Страж выпрямился во весь свой немалый рост и достал из под завала свое оружие - зазубренную старую фалкату. Со времен осады он остался последним из стражи храма, поскольку был завален камнями в зале испытаний, остальных порубили на куски мародеры. Почти любовным движением отерев от пыли старое, покрытое пятнами окиси лезвие, он поднял полыхающие зеленым светом глазницы к небу, словно принюхиваясь. Мгновение спустя, Страж вихляющей походкой направился в сторону дома кузнеца.

Постепенно его шаги выравнивались, и он шагал все быстрее и быстрее, распугивая немногочисленную живность, переступая через нагромождения камней и срубая кусты, мешающие пройти. Последние метры перед целью он почти бежал.

Прислонившись к нагретому солнцем камню стены, Федор раз за разом обкатывал в голове происшедшее с ним за этот сумасшедший день. Сна не было ни в одном глазу.

План минимум - найти воду, еду и укрытие, выполнен. Впрочем, он его собственно и затевал, чтобы отодвинуть накатывающуюся время от времени панику.

Сейчас же, пережидая ночь, он не мог уснуть. Мальцев вспомнил родителей и друзей. До него вдруг дошла простая мысль, что он может больше никогда их не увидеть. Зажав голову в руках, парень, поскуливая начал покачиваться из стороны в сторону, пытаясь успокоиться. Сколько не ной, проблема от этого никуда не денется. Боль в костяшках несколько отрезвила. Вечный вопрос, что делать? Вопрос, где он, парень решил отложить до момента встречи с аборигенами. Все равно кроме них никто ему не ответит.

Однако судя по представителям флоры и особенно прожорливой фауны, на Землю это мало похоже. Мальцев отнюдь не считал себя завзятым натуралистом, но найденные в доме остатки картин давали немало пищи для размышлений. На картинах были изображены степенные, вполне узнаваемые люди. Статный невысокий мужчина с пышной бородой, в которой терялась половина лица.

Пухлая розовощекая женщина с ярко-голубыми смешливыми глазами, с младенцем на руках. У ног её какая-то помесь кота и обезьяны, даже с картины кажущаяся жутко проказливой. На Земле этот город уже давно бы почистили от остатков реликвий и превратили в туристический рай. В доме же сохранились почти все кухонные и обиходные приспособления, от кочерги до металлических ложек, а в выемке за одной из картин он обнаружил несколько серебряных и медных монет в остатках сгнившего мешочка.

На серебрушках, с одной стороны был изображен молот, а по краю шла непонятная надпись. Буквы даже отдаленно не напоминали ни один из известных ему языков.

На обратной стороне серебряной монеты было изображение колеса с короной. Медные монеты красотой не блистали, колесо на одной стороне и лист растения похожий на клевер на.

Куда же исчезли жители? Но где тогда останки? Тогда почему не тронули вещи? Почему не восстановили город? Парень осторожно подвигал плечами. Царапины поверхностные, будем надеяться, что когти у встреченного монстра не заразные. Другого выхода все равно нет, в городе аптеки давно не работают и лекарство от бешенства ему не светит. А уж как был бы кстати психиатор Ну, тогда кто не спрятался, я не виноват, озверею, выскочу за стенку и сам её покусаю.

В общем, все идет к тому, что надо пробираться к людям. Мальцев встал размять ноги и вдруг услышал негромкий хруст. Похоже на то, что он здесь уже не. Парень накрыл костер противнем, найденным внизу, и осторожно подкрался к краю стены. В дальнем конце улицы кто-то размашисто вышагивал, по фигуре можно было опознать худого человека довольно высокого роста.

Федор не смог сдержать вопли радости. Мальцев дернулся было к завалу раскидывать камни, как вдруг в свете луны увидел нечто, что как холодной водой смыло всю его радость. По улице бежал скелет! Нет, не так - здоровенный Скелет!

Бежал, одетый в остатки потрепанного рубища и, размахивая на ходу причудливым изогнутым ножом. По спине Федора в направлении поясницы проскакал табун мурашек с воробья величиной. В коленях противно задрожало, и Мальцев ватными руками оперся о край стены, чтобы не свалиться на пол.

Округлившимися глазами он смотрел, как Скелет подходит к дому, голова его при этом оказалась почти на уровне пола второго этажа. Подняв черепушку с зелеными святящимися глазницами, эта мечта антрополога уставилась на Мальцева с явным гастрономическим интересом. Правильность мысли подтверждали приглашающие жесты Скелетона. Если выживу, я скорей всего досрочно поседею, подумал парень, отползая от края стены. На провокации со стороны нежданного гостя он решил не поддаваться.

Костяшка, возмущенный непонятливостью Федора, проскрипел нечто гневное, после чего зажал нож в зубы и пополз по стене, цепляясь за остатки лепнины. Тут парню стало ясно, что или у него скоро будут гости, или надо что-то делать. Первая мысль о том, чтобы раскидать завал и сбежать, была затоптана логикой, он слишком хорошо помнил, как быстро бегает Скелетон.

Решимость Федора подстегнула черепушка со светящимися глазами, появившаяся над краем стены. Прыгнув в угол, он схватил копье и с нечленораздельным воплем обрушил его на череп уже наполовину взобравшегося на площадку скелетона. Скелет неожиданно легко отмахнулся от героического замаха и играючи вырвал из рук парня копье, но при этом потерял равновесие и, выронив из клюва ножик, с грохотом рухнул на землю.

Хреновый размен, подумал Мальцев, осматривая доставшийся ему меч. Скелетон тем временем, шипя как пробитое колесо, прихрамывал вокруг здания, опираясь на реквизированное копьё.

Падение для него не прошло бесследно, при ударе о землю он лишился одной стопы. Черепушка все-таки решился на повторные активные действия. Выставив перед собой острие копья, он осторожно начал подниматься по крайней, дальней от парня стороне дома. На той стороне, стенка выступала над полом, чуть выше роста Федора и там он не смог бы вплотную приблизиться к краю, чтобы помешать.

В панике метясь по площадке Мальцев, наконец, пришел к здравой мысли и начал подтаскивать к краю пола крупные обломки стены. Первый же удачный снаряд снес скелет со стены как ветром. Что было тем удивительнее, поскольку меткостью, как уже было сказано, Мальцев не славился.

С уже знакомым звуком, гость обрушился на землю и зашевелился, пытаясь собрать воедино рассыпавшиеся кости ног. Не останавливаясь на достигнутом, парень швырял вниз обломки до тех пор, пока наверху они не кончились, а внизу над грудой костей не возник внушительный курган. Не заметив больше следов шевеления из-под камней, Мальцев на негнущихся ногах вернулся к костру и, привалившись к стене, впал в беспамятство.

Для одного дня впечатлений было слишком. Глава 5 Привет от Толкиена В теле чувствовалась непривычная легкость. Ни следа уже привычной боли от царапин, ссадин и синяков. Голова не болела, и присутствовало ощущение удивительной ясности и четкости восприятия, словно после отличного сна на природе. Он лежал на полу просторного прямоугольного зала. По периметру зал окружали десять колонн в два обхвата, по пять с каждой стороны.

Неизвестно откуда изливался странный рассеянный свет, хотя было непонятно, каким образом он в зал попадает. Не было ощущения движения воздуха, пахло затхлостью давно не жилых помещений. Все страньше и страньше. Первый обход дал хотя и многочисленные, но абсолютно бесполезные в плане поиска выхода сведения. Зал длиной полста шагов и шириной около тридцати. В центре зала на полу, каменной плиткой выложен сложный рисунок, два трапециевидных щита узкой стороной друг к другу на расстоянии трех метров.

Между ними, параллельно друг другу, выложены белой плиткой два меча, острием на встречу. С правой, дальней от него стены - стойка с разнообразным оружием. Слева и справа от нее, на стене висят разнообразные средства для убиения себе подобных, знакомые и совсем незнакомые Федору.

Напротив стойки, на противоположной стене, висят на стене и стоят на полу щиты различного вида. От круглых, размером с две ладони мужчины, заканчивая ростовыми.

На некоторых щитах рисунки или орнаменты. Парочка лежащих на полу щитов, оббиты кожей, а с внешней стороны имеют ряд шипов. Попеременно вытаскивая из держателей отличные образчики средневекового оружия, парень не переставал удивляться красоте, которой награждали клинки древние оружейники.

Красота была во всем, в летящем изгибе клинка, рисунках на лезвии, хищной заточке и украшениям на гарде.

Впрочем, ничего сверхъестественного стойка не содержала, складывалось впечатление, что все выставленное оружие не раз было опробовано в деле и просто парадных образцов здесь.

Оружие на удивление хорошо ложилось в руку, балансировка клинка тоже заслуживала всяческих похвал.

достижение непоседа в игре целуй и знакомься

Спустя неопределенно долгое время Мальцев, наконец, остановился на средней длинны мече, похожем на итальянский малхус и небольшом круглом щите. Подумав немного, он также выбрал себе ростовое, с широким листовидным лезвием, копье. Федор с подозрением подумал, что и всё остальное оружие, наверняка так же придется по руке, словно было сделано точно под.

Подумав, аккуратно вложил разбросанное от восторженных поисков оружие, обратно в стойки и повесил опробованные щиты обратно на стену. Мало ли что там скажут хозяева. В том, что хозяева есть, сомнений не возникло, зал был подозрительно чистым и ухоженным. Мальцев двинулся вдоль стены, отстукивая копьем в такт шагов и ведя рукой вдоль стены. Щит парень забросил за спину, в таком положении он совсем не ощущался. Завершив обход комнаты, он сделал для себя неприятно открытие.

Каменные панели в стене были пригнаны друг к другу безо всякого зазора, пустоты в стенах также отсутствовали. Напрашивался вывод, что попасть он сюда мог или через верх или через низ. Причем в последнем варианте его бессознательную тушку должен был сюда кто-нибудь перетащить. Идея, о проникновении через потолок, была откинута за очевидной бредовостью.

После падения с десяти метров в бессознательном состоянии он вряд ли бы себя так хорошо чувствовал. Простукивание плит пола также не дало ни малейшего намека, такое впечатление, что этот зал находится внутри какой-то скалы, и не имеет физического выхода. Пройдя в очередной раз наискосок из одного угла зала в другой, Мальцев уже начал потихоньку паниковать.

Не то чтобы у него была клаустрофобия, однако мысль о том, что он замурован неизвестно где, без запасов воды и пищи, логически не могла настроить на благодушный лад. Еще до его появления здесь, парень уже начинал ощущать голод. Ягод и плодов, найденных им садовых деревьев, для насыщение не хватило. Здесь же голод как отрезало. Хотя и вполне объяснимые с точки зрения стресса. За подобными рассуждениями один только вывод подтверждался на сто процентов, что оказаться здесь он мог только с помощью неведомых хозяев зала.

Его не связали и даже дали возможность выбрать оружие, но зачем? Какие цели преследуют его похитители? После эмоционально насыщенной речи в пустоту зала, Федор решил не тратить силы на сотрясание воздуха, а подождать пока хозяева появятся.

Ну а там уже действовать, согласно обстановке. С этими мыслями, он прошел на середину зала и сел в центр ближнего к нему щита, скрестив ноги. Отсюда он мог видеть большую часть зала. Клинок длиной примерно семьдесят сантиметров, прямая рукоять длиной не более тридцати, с утолщением на конце. Гарда сделана в виде овальной пластины из желтого металла с поверхностью стилизованной под структуру листьев. Рукоять обтянута змеиной кожей.

От неожиданности, парень подскочил на полметра и в изумлении уставился на своего невежливого оппонента. Напротив него, в пределах нарисованного щита, опираясь на тонкое копье и почесывая пузо, стоял страшный сон алкоголика.

Такого индивида Мальцев еще никогда не. Тонкие длинные ручки, узловатые кривые ноги, зеленая пупырчатая кожа, сплошь покрытая татуировками, черные, почти без белков. Портрет дополняли большие заостренные волосатые уши, лицо треугольной формы и острые, белые зубы. Как раз этими самыми акульими зубами, кошмарный прообраз зеленого чебурашки и лыбился в настоящее время.

Ниже пояса индивид был одет в некое подобие килта из шкуры неизвестного животного, на грязных ногах его были сандалии из толстой кожи. Ногти на руках и ногах были значительно длиннее человеческих и слегка загнуты. На шее висел целый ряд всякой дряни на веревочках. Ростом коротышка был не выше полутора метров. Целуй ногу, отпущу живым. С этими словами он вытянул правую ногу вперед и растопырил зеленые грязные пальцы.

От неожиданности заявления, Мальцев поперхнулся. Все слова приветствий и доброжеланий разом высыпались из его головы как сушеный горох из порванного мешка. Это же настоящий гоблин, не, ну. Зеленая рожа, острые зубы, уши, в конце концов. Не надо было есть те ягоды. Главное со своими галлюцинациями не общаться, здоровее будешь. Некстати вспомнился случай из прошлого. Как-то после очередной гулянки, выползли они толпой под утро с квартиры однокурсницы на ключевой семинар по философии.

Сказка, а не предмет. Преподаватель был любим и почитаем как святыня всеми студентами направления. В то время, когда он восторженно блестя стеклами очков, с жаром в голосе живописал истоки конфликта мировоззрений Гердера и Канта, аудитория мирно похрапывала на дальних партах, спокойно переживая крах немецкой диалектики во сне. На очередном витке гневной отповеди Гердера, один из однокурсников с поэтической погремухой Бивень, усугубивший выпитое косяком, поймал во сне нехилый глюк.

Под впечатлением недавно просмотренного фильма, ему показалось, что он женщина и спасается в лесу от маньяка "кожаное лицо". Получая полной мерой во сне ужас от созерцания приближающегося маньяка с пилой, он вцепился в парту и начал непрерывно на одной ноте подвывать, чем и заинтересовал преподавателя.

Тот, будучи советской, человеколюбивой закалки, ошибочно решил помочь, привести студиозуса в чувство, для чего принялся его тормошить.

И вот, уже увязнув в реалиях своего кошмара, не в силах сопротивляться панике, Бивень ощущает, что кто-то схватил его за плечи.

От раздавшегося визга, весь ближний круг студиозусов чуть жидко не оконфузился. Оттолкнув от себя профессора и, сбежав на нижний ряд парт, Бивень рыбкой выпрыгнул в открытое окно второго этажа. Трудно сказать, кто больше пострадал от происшедшего.

Профессор, заработавший, неслабый шок или Бивень, застрявший в позе эмбриона в плотно высаженных кустах шиповника. Одно Федор вынес из этой истории точно, категорически не стоит мешать водку с травой.

Отдавай одежку то, штаны тока грязные оставь. Против всякой логики, Мальцев начал злиться. На морде гоблина пронеслась череда мучительных мыслительных процессов. При всем желании я тебя не смогу обидеть больше, чем твои родители. Я тебе сейчас все кишки выпущу! Что ты мне сделаешь малыш? Мало ли что этот псих придумает. Вон у него зубы какие, да и лезвие копья не выглядит стерильным. Царапнул и месяц стационара обеспечен. Шагнув назад, парень повернулся посмотреть, куда же делось копьё, краем глаза заметил вспышку и только по счастливой случайности избежал удара.

Непонятно каким способом, коротышка успел неслышно пробежать три метра и теперь с выражением злобной сосредоточенности вертел копьем на опасном расстоянии от Мальцева. В растерянности парень отпрыгнул назад и скорее по наитию, чем специально, перекинул щит в левую руку.

В ногу тут же прилетел удар от коротышки, очевидно, тот целился в левый бок, но был вынужден уйти с линии атаки и перенести точку удара. Волна боли смыла растерянность и наполнила Мальцева гневом. Следующие десять минут выпали из сознания. Гоблин, почувствовав непрофессионализм соперника, насмешками и уколами в ноги и руки гонял его по всему залу.

Копье в руках коротышки как живое летало, дергалось и жалило как змея. Федор злился, напрягался, крутил мечом во всех направлениях. Несмотря на все усилия, он не мог ничего противопоставить гибкому как резина и резкому как понос коротышке, и постепенно покрывался сеткой порезов и уколов. Хуже всего то, что Мальцев начинал постепенно уставать.

Кожа вокруг порезов и уколов онемела, но это было даже к лучшему, по крайней мере, так он не чувствовал боли. В голове скорым поездом мелькнула мысль, что лезвие копья скорей всего отравлено. Мысли сдаться не появлялось, Мальцев каким-то образом знал, что коротышка не проявит сострадания. Минут через пятнадцать избиения, схваткой это называть нельзя, парень ощутил, что теряет контроль над телом. Не было уже привычной ясности в голове.

Левая рука разжалась и щит, громыхая, покатился по полу. Рука с мечом стала чудовищно тяжелой, и было трудно её просто держать на весу, не то, что двигать. Сквозь туман он видел, что коротышка, ухмыляясь, стоит перед ним, опираясь на копье, и что-то говорит. Он напрягся из последних сил, сосредотачиваясь. Непонятно, что сыграло свою роль. Чувство собственной беспомощности или нежелание быть ночным горшком, но Мальцев последним усилием поймал нить управления телом и, отбросив меч, прыгнул на коротышку, сдавливая его в объятиях.

Тот к тому моменту был слишком близко и не успел отреагировать. Гоблин оказался удивительно костлявым и жестким, и мало того, что умудрялся кусаться, так ещё и пах отвратительно. В голове что-то шелестело, как от давления при сильном напряжении. Парню сквозь туман восприятия, показалось даже, что он слышит, как в голове у него что-то лопается. Получив пару болезненных укусов, и чувствуя как силы оставляют его, Мальцев в ярости заорал, и сдавив изо всех сил горло коротышки в пальцах, начал его бешено колотить о плиты пола.

Успокоился парень только тогда, когда хрип гоблина затих, а сам он весь перемазался в дурной зеленой крови твари. Сил еле хватило, чтобы сползти с трупа. Обессилено отодвинувшись в сторону, он упал на руки и, закрыв глаза, провалился в черный колодец беспамятства. Словно он снова бьётся с зеленокожим уродцем. Гоблин делает шаг вперед, копье пошло в бок Мальцеву, на теле возникла красная риска, показывающая точку удара.

В то же время, парень неожиданно для себя, умелым движением подставил под траекторию движения щит и отпрыгнув назад, разорвал дистанцию. Коротышка, не удивившись, виртуозно нанес еще одну серию ударов, но каждый раз на месте точки удара неизменно находился меч или щит. Наконец кто-то, управляя телом Мальцева, отбив клинком копье, прыгнул.

Мощным толчком щита, отшвырнул гоблина на стену, не давая ему опомниться и нанес удар сверху, разрубивший копье и череп коротышки. Картинка остановилась, гоблин еще падал, а Мальцев застыл в странной стойке: Ну что попробуем еще раз? Не успел Федор удивиться, как перед его взором опять обновилась картинка. Он снова сидит в центре зала, со щитом за спиной и клинком на коленях. Лихорадочно проверив себя на предмет повреждений, парень обнаружил на своем теле рисунок из давно заживших шрамов, причем на одежде ни следов от порезов, ни крови.

Трупа гоблина или следов схватки также не наблюдалось. Единственным напоминанием было лежащее неподалеку копье с испачканным чем-то темным наконечником, да связка амулетов.

Со все возрастающим возмущением он начал понимать, что им кто-то играет в непонятные игры. В висках застучало от гнева. В таком состоянии Мальцев уже без разговоров вцепился бы в глотку своим мучителям, будь они так неосторожны, чтобы показаться ему. Выкрикнув в воздух несколько особенно сильных слов, Федор повернувшись, обнаружил напротив себя копию недавнего ночного гостя, с полыхающими зеленым огнем глазницами. В состоянии близком к неконтроллируемому гневу, парень даже не удивился этому появлению.

Давайте поиграем, - прошипел Мальцев. Постепенно успокаиваясь, он начал рассматривать Скелетона, на всякий случай не делая резких движений.

Одет супнабор был в потерявшее цвет рубище, с многочисленными прорехами и следами гниения, пах он тоже соответствующим образом. Скелетона столь явное внимание к своей персоне, не оставило равнодушным. Черепушка, ворочая головой, еле слышно шипел как змея. Очевидно, подумал Мальцев, есть какая-то зависимость издаваемого звука от настроения существа.

Хотя каким местом он эти звуки издает, непонятно. В длинных руках у черепушки было два меча, уже известной ему формы. Судя по всему, Скелетон одинаково хорошо владел обеими руками. Шансов достать Федора своим оружием у противника в данном случае было значительно. После первого боя парень уже нисколько не заблуждался в своих низких боевых навыках. С таким противником в обычных условиях справиться он даже не надеялся. Для увеличения шансов надо было уравнять дистанции поражения.

Настороженно пошарив руками позади себя, он на ощупь нашел копьё и подтащил к правой ноге, так, чтобы можно было быстро взять. Меч он продел за крепления в щите, чуть выше и параллельно руке. Наклонившись вперед, он молча бросился на Скелетона. Тот, опешив, слегка замешкался, видимо не привык, что жертвы вот так запросто кидаются на ночной ужас.

Поэтому Федор запросто воткнул ему копье в правую глазницу, пробив черепушку насквозь. От раздавшегося скрипа и шипения у Мальцева разом разболелись все зубы. Парень подналег на древко, планируя оторвать ненужную уже башку Скелетону, и чуть было не поплатился за собственную беспечность. Скелет вслепую махнул ручищей и, угодив прямо в щит, отправил наглеца в трехметровый полет по залу. Со звуком обвалившейся кухонной посуды, прокатившись по полу, Мальцев, чертыхаясь, вскочил на ноги. Во время жёсткого приземления он чуть не пропорол себе бок выпавшим клинком.

Схватив меч, Федор прихрамывая снова кинулся на противника, надо было зафиксировать достижения, но тут же понял, что немного опоздал. Скелетон, обрубив древко, уже сам направлялся к. Первый удар парень принял на щит и только чудом смог удержаться на ногах. Силищи тварь была неимоверной. Второй удар он успел отбить клинком. От удара меч выбило из руки. О том, чтобы теперь перейти в атаку не могло быть и речи, Мальцев просто не успел бы достать до костлявой морды.

Одного удара этого терминатора было бы достаточно, чтобы поставить точку в поединке. Размашистые удары костяных рук с легкостью выламывали куски стенного камня. Пришлось бегать между колонн и уворачиваться. Скелетон все также размеренно размахивал руками, описывая все более и более близкие дуги на опасном расстоянии от Федора.

К сожалению, древко в черепе не мешало этому пособию для анатомии двигаться, тварь каким-то образом чувствовала местонахождение противника, и спрятаться от нее никак не получалось.

Все это время мозг парня интенсивно работал, просчитывая варианты могущие помочь ему выжить. Уже начиная уставать, Мальцев заметил, что со стороны поврежденного глаза, удары шли не прицельно и старался двигаться именно в той мертвой зоне. Улучив удачный момент, он прыгнул под ноги Скелетона и, перехватив щит второй рукой, с силой ударил в костяное колено. Раздался хруст, и Скелетон, поворачиваясь, провалился на правую ногу. Падая, противник вынужден был опереться о пол, выронив меч, но левой рукой успел отмахнуться от Мальцева.

Пролетев кувырком весь зал по диагонали, и потеряв щит, Федор со всего маху приложился спиной о стену. Упрямая черепушка все никак не хотела успокоиться. Сквозь слезы, пытаясь вдохнуть, он разглядел, как скелет на трех конечностях ковыляет к. Правая нога, перебитая в колене, волочится за ним следом.

Перекатившись вбок, он успел уклониться от удара и на четвереньках перебежать за ближайшую колонну. Может конечно это несолидно, но выбирать не приходится. Скелетон, вынужденный поумерить пыл из-за утери конечности, упорно полз за ним, и резал пластами воздух своим внушительным ножиком.

Перебегая от колонны к колонне, Федор добрался до своего меча и призадумался, что-то нужно было менять и срочно. Учитывая длину рук и силу Скелетона, безопасно сблизиться для удара не получится.

Он вообще сомневался, что сможет повторить свой подвиг. Если не получается биться со скелетом на равных, то надо попробовать сломать шаблон поединка. Подобрав на очередной вынужденной пробежке щит, он срезал мечом часть кожаного крепления на обратной стороне.

Получился полуметровый вогнутый диск весом где-то килограмм десять, с кожаной полосой, выходящей за края. Дождавшись пока Скелетон начнет приближаться к его колонне, Мальцев отступил на два метра назад и, крутнувшись вокруг своей оси выбросил диск в сторону противника. Не иначе как удача направляла руку. Диск с внушительным хрустом попал в вооруженную руку Скелетона, разбив тому запястье и лишив меча. Черепушка же от инерции удара, ошеломленно опрокинулся на спину.

Обрадовано завопив, Федор тут же осекся, скелет поднялся на культе и, порыскав единственной глазницей по залу, пополз за мечом. Клиент еще не дозрел, решил про себя Мальцев, и быстро обойдя Скелетона, подобрал щит. Разломать все оставшиеся конечности удалось только с десятой попытки. К этому времени, зал уже напоминал разоренный погост.

По всему полу валялись обломки костей, а щит стал похож на недоделанный пельмень. Один раз черепушке удалось поймать его и отправить в Мальцева. Хорошо, что этот спорт здесь незнаком, чудом удалось отклониться. Усевшись на корточки на безопасном отдалении от шипящего и гневно ворочающего башкой пациента, Федор опустил на колени гудящие руки. Похоже, сегодня он выполнил ГТО по дискоболу на десять лет. Однако перед отдыхом, следовало позаботиться о безопасности.

В метре от себя он увидел меч черепушки и, преодолевая усталость, подтянул к. От неожиданности Федор выронил клинок. Что слабо лично со мной поговорить?! Проверим кто из нас более терпеливый! На этот раз парень не выдал испуга, хотя внутри него все съежилось. Озвучивают только первый раз, взятый в руки предмет. Подобрав копье гоблина, парень узнал, что сделано оно из ветви родового дерева и наконечник его вымочен в настойке многокомпонентного яда смешанного с мочой.

Один из амулетов, голос определил как оберег от сглаза, второй должен был защищать от облысения. Мальцев ухмыльнулся, ничто человеческое чебурашкам не чуждо.

С пришедшей внезапно догадкой он осторожно подобрался к шевелящему головой обрубку и прикоснулся к дергающемуся остатку нижней конечности. Для окончания испытания отсечь голову. Вот нифига себе, - подумал он, - испытание. Это, за какие такие заслуги? А кто вам сказал, что я хочу пройти эти чертовы испытания? Может я сюда вообще по ошибке попал.

Покажите мне выход, и я больше вас не побеспокою. Ответить ему так никто и не удосужился. Что бы вы дальше тут надо мной игры играли? Спустя, казалось сутки нахождения в зале, он так и не обнаружил способа выйти. Пол и стены выглядели так же монолитно, остались только выщерблины на полу от клинков Скелетона да царапины и сколы на стенах от ударов щитом. Все равно отдыхать рядом с недобитым врагом было чревато. Тщательно закрепив новый щит, и сжав в левой руке копье, Мальцев подошел к Скелетону.

Тот зашипел еще громче и задергался, пытаясь хоть зубами добраться до обидчика. Зубы у него были внушительные, с хорошо выраженными клыками на верхней и нижней челюсти.

Сев на старое место, Федр сосредоточился. В этот раз он не собирался пропускать появление нового соперника. Глава 6 Зал испытаний По Запретному лесу, призрачными тенями, беззвучно скользила пятерка молодых ловцов ветра. Хотя молодыми их могли посчитать разве что собратья по клану. Самому юному из них уже стукнуло шесть циклов, но и он будет считаться бесправной молодежью до тех пор, пока не принесет клану ощутимую пользу. Не все удостаивались этого статуса и после десяти циклов. Лиарденаль, с предвкушением думал о том, что вот уже скоро закончится пора бесправной юности и его допустят на совет.

Дадут возможность принимать участие во внешних рейдах, право на добычу и охоту. И, наконец, он утрет нос заносчивым типам из четвертого круга посвящения. Не каждый в его возрасте удостоится носить лилию на плече. Представляя удивленные лица своих друзей и знакомых, Лиарденаль погладил медальон на груди. Отец тоже будет доволен.

Последняя встреча с ним не была приятной. Отец явно был не в духе и назвал его мотом и бестолковым мальчишкой, который только и может, что напиваться в людских поселениях, да транжирить деньги семьи. Отношения в семье с давних пор были холодные. Впрочем, хотя он и сам не пылал сыновними чувствами, слушать упреки было неприятно. Хотелось бы узнать, кто ему донес.

Перед открытой местностью у реки, где располагалась деревня, они остановились. Проверив течение сил, Лиарденаль показал открытую руку - всё чисто. Гоблины слишком беспечны, за что и поплатятся. Двоих стражников на тропе перед деревней они сняли быстро, Мэгбринор и его братец Аэгбринор подхватив трупы за ноги, оттащили их подальше от тропы.

Двое устремились внутрь деревни, остальные заняли свое место по краям изгороди, приготовившись бить всех, кто будет пытаться выйти. По раздавшимся крикам, Лиарденаль понял, что не все идет гладко.

Сорвавшись с места, Лиарденаль наложил стрелу на сипер, и привычно оттянув тетиву, выстрелил в выбежавшего из ветхого сарая гоблина. Ударом стрелы тщедушное тело закинуло обратно. Удовлетворенно кивнув, эльф пошел. А эти коротышки не робкого десятка, отметил он про. Из большого деревянного шалаша укрытого шкурами, вышел сгорбленный старый гоблин с клюкой.

Посчитав его недостойной целью, глава отряда ушел в сторону, оставляя его своему напарнику. Плавно, словно на тренировке двигаясь, эльф свернул за угол дома, выпустив еще две стрелы, попавшие точно в цель.

Услышав крики товарищей, он удивленно обернулся. Старик был живее всех живых и махая клюкой, уверенно теснил Лери и даже подоспевшего ему на помощь Мэга. От удивления, Лир на мгновение остановился. Происходящее не укладывалось в привычные рамки. Бывалые воины говорили, гоблины опасны только своими засадами. В прямой стычке они не бойцы.

Старик между тем использовал заминку по полной, подбив ногу Мэгу и воткнул ему в спину острый край клюки, он занес ее толстый край над головой неудачливого эльфа.

Спустив в спину старика стрелу, Лир подбежал к Мэгу, помогая ему подняться. Еще бы мгновенье и помогать было бы некому. С изумлением, выпучив глаза, его товарищ пытался вдохнуть. Удар старика был силен и если бы не кольчуга, наверняка проткнул эльфа насквозь. Со стороны ворот к ним уже спешили Эг и Эльг, волоча за собой бессознательное тело гоблина.

Несколько мелких убежали на болото, там мы их не достанем. Тебя вон старик чуть не покусал. Вы меня знаете, зря говорить не. Надо уходить отсюда пока не поздно, иначе рваными плащами не отделаемся. Вытащив пленных, Лир тщательно проверил путы.

У жертвы не должно быть возможности сбежать, слишком многое на кону. Перекинув через плечо самку гоблина, он легко побежал в сторону леса. Друзья с остальными разберутся. Словно стремясь воспользоваться оплошностью, щит напротив в тот же миг заполнила фигура очередного соперника. Этот экземпляр не был похож на предыдущих противников. Начнем с того, что это определенно был человек.

Худощавая, стройная фигура, затянутая в черную бархатную ткань. На руках перчатки, на ногах мягкие кожаные сапоги до колен. Вооружен противник двумя длинными прямыми клинками, которые держит крест-накрест на коленях. Темные внимательные глаза спокойно глядят через матерчатую маску, закрывающую верхнюю часть лица.

Сидит неподвижно, кажется, даже и не дышит. Мальцев потер рукой кольцевой шрам на шее. В прошлом бою он не успел даже среагировать на атаку, как пол, меняясь с потолком местами, укатился вдаль. Краем глаза, парень успел только заметить как его тело!!! Его противник - темнокожая высокая девица, одетая в отливающую металлом тунику, небрежным движением стряхнула кровь с длинного клинка и плавным движением вложила в заплечные ножны, не потревожив длинные серебристые волосы.

На тонком точеном лице с лиловыми глазами не отразилось и тени эмоций. Удивительно легко для самого себя пережив иллюзорную гибель и очень даже реальную боль, он решил, что так легко не даст себя подловить в следующий.

Нам незачем тут друг друга убивать на потеху неизвестно кому.

достижение непоседа в игре целуй и знакомься

А как хорошо было бы, если б Зорро вдруг от инсульта загнулся, непременно приятный финал бы случился, - подумал Мальцев. Не отрывая глаз от соперника, он притянул копье и начал вставать, готовясь в любой момент отпрыгнуть в сторону.

Человек в черном, вдруг оказался совсем рядом, и тут же отпрянул, словно размазавшись в воздухе.