Знакомой а мои забавные спутники побежали

бМЕЛУБОДТ лХРТЙО. пМЕУС

А теперь представьте, что вы собрали из разных частей красивую .. Я пришел к своей знакомой, а мои забавные спутники побежали. Хорошо знакомую тропу уже запорошило — идти трудно: ноги на свежем снегу . А мой спутник, выйдя и тотчас оценив обстановку, ринулся обратно, встал в Я вскочил и побежал обратно, на место поединка, ещё издали с. Впереди Ивана Фёдоровича бежал его постоянный спутник – Бобик. . Решив, что он в сарае, она побежала туда, но в сарае лосёнка тоже не оказалось. . Он был совсем как плюшевая игрушка, а на забавной мордашке три как Дагон встретил знакомую лису, как погнал её, а потом узнал и не тронул.

Кривой захихикал и повернулся к спутникам. Множество рук потянулось к дяде Яше, чья-то холоднющая рука закрыла ему глаза, чей-то ножик пощекотал ему шею. Я вас не знаю. Он крепко сжал ему ладонь. Уж очень ты много денег огребаешь. Прошу любить и жаловать. А это - мои детки! Мы о тебе мечтали целый год, пока не встретили. А ну, Малыш, прочти, за что мы полюбили его, которого никто не любит. Владелец кооперативной квартиры, дачи, сада-огорода, гаража и черной "волги".

А насчет машины мне повезло - выиграл по лотерее. У меня справка есть из сберкассы. Но никто меня не посмеет обозвать владельцем, как малыши? У меня подвал есть, там я и храню свежие овощи и фрукты. Главное - момент знать, когда начинать продажу. Услышав этакое, дядя Яша разрыдался.

Только в твоем гараже мы устроим свой склад, а ты будешь у нас перевозчиком. Раз в неделю каких-нибудь два рейса! Дядя Яша кивнул сквозь слезы. На ворованное не соглашусь. Я чужой крошки не съел за всю жизнь На заднем сиденье захохотали. Цены у тебя грабительские. Дядя Яша развел руками. А с тобой мы, значит, договорились, - сказал Кривой Чур, вылезая из машины. Теперь язык покажи, не длинный ли, а не то сделаем короче.

Ты нам родной - не забудем. Ну, прощай, дорогой наш! Самозванные пассажиры послали дяде Яше тысячу воздушных поцелуев. Со стороны казалось, что это прощаются лучшие друзья.

Но как только незнакомцы скрылись в толпе, дядя Яша схватился за голову. Раньше он нипочем не смотрел бы в окно - лучше бы книжку читал. Но сейчас его тянуло во двор. Двор был пустой - стоял конец июня, и все разъехались. Но Петя надеялся на чудо, и оно случилось. Прямо под его окнами зашлепали по асфальту сандалии, и хрипловатый голос нарушил тишину: Петя навалился на подоконник.

Отряд из трех человек промаршировал по асфальту и направился к зеленой площадке. Первым шел мальчишка - волосы торчком. Две маленькие девочки едва поспевали за. Мальчишка обернулся и прямо-таки завыл: Командир пригрозил им кулаком, рванул на груди рубашку - пуговицы запрыгали какая куда - и повалился на скамейку, подставив грудь заходящему солнцу. Он лежал без движения, и Пете показалось, что мальчишка уснул.

Девочки принялись по спящему лазать. Они кололи его травинками, щекотали метелочками, но мальчишка не шевелился. Мальчишка лежал, скосив глаза, и ждал - когда же наконец вывалится из окна этот "заоконник". Он его еще раньше не выносил. Мама мельком взглянула в окно. Ты никогда не дойдешь до такого беспризорного состояния! Как Пете захотелось дойти именно до такого состояния - валяться сейчас на скамейке и смотреть в небо! Он бы не спал. Он бы радовался, что его колют травинкой. Он бы терпел-терпел, а потом - как залаял!

А потом он мог бы, например, свалиться для смеху Петя подождал еще немного и, вздохнув, отправился спать. На следующее утро наступил день рождения. Подарки не радовали, папины шутки не смешили - и Петя испугался, что изменился. Она была очень молодая, и было смешно звать ее тетей Людой. Сходи с друзьями в "Мороженое". Я бы разве отказался?. Он подбежал к окну. Пете стало совсем грустно. Тяжело ступая, он потащился в свою комнату, открыл стол и бросил в ящик деньги.

И деньги стали лежать без движения, а Петя назавтра уехал. Выдумка Пети Стародубцева Прежде чем уехать на дачу, Петя с мамой проводили папу с друзьями в поход на Белое море. Маме было не до шуток - на глаза навернулись слезы. Слезы были черные от краски на ресницах. Тебе очень пошло бы серьезное лицо. Папа сделал серьезное лицо - и они засмеялись. Все едут на юг - к Черному морю, - возвратилась мама к старому. На Черное надо с нами, а мы тебе надоели, - неожиданно сказал Петя.

Папа не поверил своим ушам, а Петя продолжал: Раньше мужчины всегда уходили в поход, Тарас Бульба тоже уходил. И я скоро уйду в поход. Петя, не выдумывай, слышишь?! Папа крепко обнял. Поезд вздрогнул, мама закричала: Петя слышал, но не выдумывать не. Жили на свете домашние туфли. Были они зелеными, но однажды провалились в лужу и стали коричневыми.

Горбатых выпрямляет, коричневых делает зелеными, а нарисованных на полотенце - пускает гулять". Каждый мечтал о своем, но пошли они к Белому морю. По дороге пристал к ним капустный листок с песней: Люблю я корабликом быть! Капустный листок пел всю дорогу тонким капустным голосом: Легкий кораблик - капустный листок, К Белому морю путь наш далек!

Идем мы за чудом, за чудом большим, поделимся чудом мы с другом своим!. Шли они шли, а навстречу им Она слушала Петю, но мысли ее были заняты телеграммой. Через два месяца после папиного отъезда, на даче, они получили телеграмму: Мама его не слушала, а он хотел рассказать - дальше самое важное. Мне надо с мыслями собраться!. Петя вышел за калитку и побрел по дороге. Ему так хотелось, чтобы его выслушали! Петя вспомнил, как папа, возвращаясь из командировок, часто говорил, что опять встретился с посторонним человеком и все ему рассказал.

Папины слова теперь стали понятны. Петя нагнулся, поднял с земли камень и побежал искать чужой огород. Камень в чужой огород Огород нашелся быстро, и был он самым удивительным из всех огородов, виденных Петей. По тонким веревочкам, как по канатам, ползли крупные шершавые огурцы. На земле лежали темно-фиолетовые головы капусты. Выгоревшие зонтики укропа раскачивались на тонких ножках, а рядом с ними лакированно блестели красные помидоры.

Посреди участка стояла огромная бочка. Петя кинул камень в огород. Камень попал в бочку, и вдруг раздался крик: Бочка закричала, подпрыгнула, и Петя с ужасом увидел, что это не бочка, а толстый человек с огромными волосатыми руками и растрепанной черной головой.

Он угрожающе двинулся к Пете Петя от страха закрыл глаза и почувствовал себя летящим. Человек-бочка перетащил Петю через забор. Я думал, что вы - бочка! Человек отодвинулся от Пети и посмотрел на него издалека А навстречу им - бедный мальчик.

У него даже имени не. Мальчик остановился у светофора. Как прибежали, так и убежали. А тут откуда ни возьмись - первоклассник.

Из его дырявого кармана выпали на землю буквы. Ветер закрутил их по воздуху и кинул на землю - сложилось слово: Теперь имя есть, а друга нету. Его глаз затек яростью. Тебе никто не сможет помочь, пока ты не преодолеешь. Торопись с ними на Белое море! Викки погладил его, а светофор зажег им зеленый свет и крикнул: А впрочем, он сам бросится ему навстречу, когда минута придет Он поднял кверху ладонь, так он всегда приветствовал дождь, но ладонь осталась сухой.

Тогда Петя огляделся и увидел, что это плачет посторонний человек. Петя ничего не понял: Посторонний человек упрямо замотал растрепанной, как кочан капусты, головой: Пете стало любопытно, и он стал допытываться: Посторонний человек оглянулся по сторонам и сказал: И как она только не боится своего сына?! Мама распахнула калитку и увидела пропавшего Петю.

Мама взглянула на хозяина огорода и почему-то перепугалась. Я наревелся его слушать. Некому его позвать, говорит, Викки - он и сирота, ха-ха! Назвал меня старым чайником. Камень мне залепил, хе-хе, простите, в спину, так сказать. Тебя, говорит, скоро позовут на букву "Мэ".

А я не. Вранье это, любезная красавица! Петя смотрел с нарастающим удивлением на дядю Яшу, мама - на Петю, а дядя Яша - себе под ноги и крутился на месте, как заведенный.

Ничего не говоря, Петя с мамой схватились за руки и бросились вон с чужого огорода. Потусторонний человек - ха-ха-ха! Неизвестный человек - охо-хо! Дядя Яша Утюгов - молодец! Не придет ему конец - никогда!

Незваные гости бежали, а дядя Яша веселился, потирая руки о коричневые шаровары, фонарями стоявшие у него на коленках. Петя с мамой, запыхавшись, вбежали на Белую дачу. Мама упала на кресло-качалку и стала раскачиваться. Петя взглянул на маму и увидел ее девочкой с пушистыми волосами и легкой, как белое облачко, плывшее по небу. Я его впервые так близко видела. Какой страшила, а говорят Ну ладно, побаловались, а теперь надо собираться в город. Ослаптоски - что это? Мама поднялась с качалки, и Петя узнал в ней взрослую свою маму.

А почему воров боится? Это я так сказала, к слову пришлось Может быть, ослаб от тоски? В распахнутое окно он видел три березы на пригорке - три белые ноги, три зеленые головы. На пригорок взбирались поля гороха с синими и красными огоньками цветов. В горохе стояли козы, гордо вскинув рога. Мама повернулась к Пете и сердито сказала: Они нагрузились сумками и направились на вокзал. Быстро подошла электричка, они впрыгнули в. В электричке мама продолжала волноваться. Петя провожал глазами леса, бегущие зелеными волнами, и телеграфные столбы, бесстрашно раздетые в любую погоду.

Как ты думаешь, Петя? Это как перелом ноги? Петя оторвал взгляд от дождя. Петя замолчал, а потом они приехали в город. В городе было солнечно и тесно. Петя едва узнавал знакомые улицы. А как отвык, наверно, от города папа! Они вошли во двор. Посреди двора стоял мальчишка и смотрел вверх. Это был тот самый мальчишка, который валялся когда-то на скамейке. Петя хотел тогда пригласить его на день рождения, но не решился. Мальчишку звали Борька Красномак. Он вчера вернулся в город, а сегодня весь день проторчал во дворе в надежде, что увидит кого-нибудь из товарищей, но так никого и не дождался, потому что никто еще не приехал.

Борька увидел своего "заоконника" в ту минуту, когда совсем впал в отчаяние, - он не мог так долго терпеть одиночество. От радости у него загорелись уши. Раньше бы он нипочем не обрадовался. Разве есть тебе дело до какого-то "заоконника"?

  • «Русский язык – ключ к тайнам жизни»
  • Был ли у вас забавный случай со знаменитостью?
  • Цирк. Немой Онегин. Часть XIX

Нет тебе дела, и все! Но если никто не приехал, а главное - нет Саши Но уж очень задается "заоконник"! Ведь во двор не выйдет. Не гуляется ему во дворе - все с мамочкой за ручку! Ишь вырядился весь - в белых штанах! Ведь сейчас уйдет и снова будет торчать в своем окошке. И наплевать ему, что человек помирает со скуки И Петя -. Петя тоже запрокинул голову. Борька рассчитывал именно на. Борька незаметно ударил Петю под коленки, и Петя упал на землю.

Он никак не ожидал, что мальчишка окажется таким обманщиком. Петя покраснел от стыда и досады. Он сел на скамейку. Борька схватился за живот, показывая, что надрывается от смеху. Мама ничего не замечала. Петя сидел, как на углях. Я с ним посижу - скучать не. Хуже станет - окажу первую помощь. Мы в школе проходили первую помощь. Я рада, что Петя в нее перешел. У Борьки мурашки поползли от этого ее голоса.

Он случайно не того? Но мама его не услышала, она уже бежала к парадной. Когда она скрылась за дверью, Петя вскочил на ноги и, зажмурив глаза, бросился на своего обидчика. Когда Петина мама вернулась, мальчишки сидели на скамейке и тяжело дышали, как две диковинные рыбы. Борька замолчал, потому что языка лишился: Во двор въехало вызванное мамой такси. Мама не знала, что делать.

Он свирепо взглянула на Борьку, у того из носа капала кровь. Мама беспомощно взмахнула руками. Ты не поедешь на вокзал встречать папу. Ты пойдешь домой - вот тебе ключ! Сиди и жди нас, страшила! Мальчик, а ты беги домой.

Скажи, что я прошу извинения за своего сына, но ты тоже хорош! Рассерженная мама села в такси и хлопнула дверцей изо всех сил. Мальчишки повернули головы вслед удалявшейся машине.

Так бы и сказал, что драться умеешь. Не мог по-честному, эх ты! Он оторвал от рубашки рукав и, ничего не говоря, передал его Борьке. Ничего не говоря, Борька рукав взял и приложил к носу. Ну чего там - выведи их сама и погуляй! Из окна послышался возглас большого удивления. Потом во дворе стало тихо, как по ночам. Только доносилось шуршание шин с улицы, да трамвайные стучали колеса. Минут через пятнадцать - мальчишки все тихо сидели на скамейке - вышла к ним Борькина бабушка с внучками.

Борькина бабушка залилась смехом, шуршащим, как скомканная бумага. Теперь хоть мы пожалуемся на чужого! Как он тебя, беднягу.

Какие самые смешные и странные заблуждения были у вас в детстве?

Но Борька не хотел быть беднягой - еще чего! Бабушка так и присела: Ну хоть руки тебе завязывай на голове! Паси девочек, пастух домашний! Пойду квартиру прибирать - страшно там, как после землетрясения! Чего глаза вылупили козлиные? Но сестренки не ушли, они встали около Борьки, обняли его за голые коленки - каждая за свою - и заплакали.

Петя посмотрел на девочек. Они стояли как куколки из магазина. На них сияли белые платьица с голубыми корабликами, головы закрывали белоснежные панамки. Глаза у них были закрывающиеся, а волосы густые и блестящие. И та, что побольше, оставила его ногу. Той три позавчера стукнуло, а она раз - и за ухо меня кусила! Скоро ли вы мне руки развяжете, прилипалы?! Малышки взялись за руки - и бежать. Они залезли в песочницу и деловито развели кухню. Да они кого хошь закусать могут!

И вообще ты им кто? Он не знал, как говорить с таким горячим собеседником. Борьке от своей горячки сделалось жарко. Он плюхнулся на скамейку и замахал руками, как веером. И стали они в небо глядеть. И голубое, и синее, и белое, как сейчас, а иногда и черное. Ты просто в него редко смотришь! Это ты - одиночка, а я - многодетный! Но Петя не хотел ссоры.

Чтобы переменить тему разговора, он сказал: Так же, как Черное - не черное! Это кто-то придумал, у кого мечта. Я знаю одну сказку А у меня мечта есть знаешь какая? Спорим - не догадаешься! Только не убегу - поймают! Забыл я название, там еще один убежал. Я, как вырасту, знаешь что первым делом сделаю? У Борьки мысли прыгали, как раскидай. Через полчаса он выболтал все, даже то, что у его лучшего друга Саши Федорова отец ушел.

Тут же обнаружилось, что они будут учиться в одном классе Петя согласился с радостью. Нет, он согласился с восторгом. Да так, что сделал на руках стойку, чего раньше ему никогда не удавалось. Но все его умные мысли куда-то подевались. Зато одна тревожная мысль протискалась в Борькину голову, хотя та голова избегала мыслей - ей и так хорошо.

Ведь мы три года сиделис ним?! У Борьки, как камень, брошенный вниз, упало настроение. Как он мог забыть друга Сашку? Борька злобно на него взглянул: И Петя стал падать. Он отвернулся и продолжал падать с той высоты, куда они вознеслись вдвоем за какие-то полчаса.

Но Борька не дал ему разбиться. Он заметил, что этот Петька, вместо того чтобы двинуть ему в ухо - как сделал бы Федоров, - отвернулся и чуть не плачет. Да мы с Сашкой!. Он все уши прожужжал Пете этим Федоровым. И Петя ему поверил - каждому его слову. И вообще Петя ему поверил. Борька не мог оставаться в стороне - никогда такого не было, чтобы он оставался в стороне. А мои на Черном еще лежат, курортники!

А вы чего такой бледный? В товарищах я с вашим сыном - почитай как полчаса! Иначе и не дружим! Мама бросилась к Пете. Папа принялся развязывать огромный рюкзак. Им почудилось, что брата сейчас в мешок посадят и увезут.

Малышки побросали куличи и - бежать к брату. Все мерещится им драка! Она уже забыла про разбитый Борькин нос. А ты что натворил с ребенком. Вот пойду к родителям Плохое к тебе липнет - не отлепить! Папа вгляделся в их удивительные лица и рассмеялся от души. Папа вытащил из рюкзака три большущие сушеные рыбины и вручил каждому Красномаку. Походник взвалил на себя вещи.

Борька взялся ему помогать. И сестренки с ним согласились, потому что рыба была вкусная. Борька взглянул на них и обмер. От хорошеньких кукол не осталось следа. Платья были заляпаны грязными жирными руками, засаленные панамки топорщились, и вдобавок руки - грязные и липкие - девчонки вытирали о волосы.

Только сестренки могли выжать слезы из сухих глаз Красномака. В обеде, в каше, и в конфетах! Он перестал отпираться - с ними это было бесполезно! Голова его лихорадочно заработала в поисках оправданий. Он всегда их пугал, когда приходилось сваливать на них свою вину.

Они втроем потопали и потащили рыбный запах по всему двору, а потом - по лестнице с этажа на этаж. Сразу чувствовалось, что идут настоящие рыбаки. У девочек рыбы хранились под мышкой. Они осторожно переступали ступеньку за ступенькой - Борька никогда не пользовался лифтом - и наперебой повторяли, как они угостят бабушку рыбой, и, может, бабушка не будет ругаться, потому что рыба - вкусная. Но бабушка угостила их первая. Борьке достался подзатыльник, а девчонкам - мокрой тряпкой.

Что было, что было! Бабушка до того устала мыть внучек и ругаться, что, присев у кухонного стола, так и заснула, уронив голову на грудь. А Борька обрадовался, что она ворчать перестала, накрыл ее одеялом, чтобы не замерзла, и положил рядом с ее локтем рыбу. Сестренки нырнули в кроватки, положили головы на подушки и улыбнулись брату. Борька, побродив по квартире, руки за спину, снова зашел в комнату, включил ночник и увидел, что они вылезли из-под одеял.

Он укрыл их и, не удержавшись, погладил пушистые, снова чистые, головы. Доверчиво они промычали ему что-то в ответ. Потом он разделся и сам повалился спать. Засыпая, он вспоминал, что скоро приедет Саша, и, радостный, он уснул. Спустя некоторое время в комнату вошла бабушка - ночной инспектор - укрыла голых и всех поцеловала.

После рыбного случая Борька Красномак часто ходил во взрослые гости. Во взрослые гости они ходили караваном - всей семьей. Я отстраняю его, пытаясь утихомирить: Решай свои проблемы сразу, махом: Я всегда так делал — а потом спал спокойно!. И тут я относительно него кое-что понял. Выдавали его и лексикон с земелей и гадом буду, и умение мгновенно знакомиться и назойливо навязывать себя, и состояние некой нервной взведенности И чего только я за эти годы ни насмотрелся и ни наслушался! И научился бегло распознавать типажи тамошних насельников.

Знаю, что после длительных, не менее шести-семи лет, отсидок на их характерах и лицах остаётся несмываемая лагерная печать, и как ни прячь её потом — человеку опытному легко её распознать по стати, по походке, по выражению глаз, по интонациям в голосе и уж тем более — по лексикону; и я понял: И, будто в подтверждение моей догадки, он, горячо дыша мне в ухо, продолжил бормотать свою пьяную исповедь: Зятя звал — не хочет Взял вот бутылку и пошёл Тринадцать лет, две ходки Надо же когда-то, верно?.

Только ты это, смотри, не пропусти — скажешь, когда?. Пойдём со мной, а? Ты мужик, смотрю, нормальный. Пешком, что ли, потом пилить? И тут мы подъехали к остановке; автобус встал, распахнулась дверь.

А мой спутник, выйдя и тотчас оценив обстановку, ринулся обратно, встал в двери и взмолился ко мне: Ничего не вижу и не знаю, куда идти! Конечно, мне было его немного жаль — но выходить не хотелось. Между тем водитель повернулся к нам и рявкнул через микрофон: На самом деле на улице было не так уж и темно, как виделось из автобуса: Осмотревшись бывал я в этом районе давно и случайно и, разобравшись, куда идти, говорю попутчику хмуро: Вошли в неширокую улицу.

Кругом за заборами и палисадниками — засыпанные снегом избы со светящимися окнами, тусклыми от морозных узоров; посреди улицы — укатанная дорога, а меж дорогой и заборами — сугробы, как в деревне. На улице — ни души.

Метров через сто я остановился. Метров через триста — отсюда, к сожалению, не видать — улица упрётся в забор. Это — кладбищенский забор. Перед забором — проулок; повернёшь по нему налево, пройдёшь ещё метров двести, и тут тебе — церковь.

Вот чегой-то страшно мне — не идут ноги. Я сильно рванул и освободил. Я же с тобой по-хорошему А могу и по-плохому, — добавил он, уже с угрозой. Давным-давно, в студенческие времена, я две зимы ходил в спортивную секцию бокса.

Больших успехов я там не достиг; проведя четыре или пять настоящих боёв на ринге и получив самый низший спортивный разряд, решил, что для самозащиты этого вполне хватит, а потому бокс бросил для более интересных занятий, и в течение почти целой жизни мне ни разу не довелось использовать это умение, так что я даже сокрушался: И вот на закате, можно сказать, жизни, совершенно случайно оно мне пригодилось: Мой попутчик или кто уж он мне теперь?

А я разогнулся и вдруг почувствовал: И пока он оставался неподвижен, я поднял сумку и, по-прежнему не в силах глубоко вздохнуть, осторожненько, но в то же время и торопливо поковылял обратно, к остановке Выйдя туда, я сел на лавку и стал мысленно успокаивать сердце. Просидел я так минут двадцать, пока оно не успокоилось; осталась только острая игольчатая боль. И всё думал о том, что же произошло?

Успел за это время продрогнуть и вдруг спохватился: Я вскочил и побежал обратно, на место поединка, ещё издали с тревогой всматриваясь: Но, слава Богу, его там уже не было; я даже вмятину в снегу нашёл, куда он упал: Я повернулся и, успокоенный, побрёл домой — больше этот нелепый человек меня не интересовал: Разве ещё вот что — в ту ночь мне приснился странный сон, могущий дать богатую пищу для психоаналитика: Посреди пустенькой болтовни, какая обычно сопутствует знакомству, женщина говорит мне, что гадает на картах, знает обо мне что-то такое, что непременно хочет рассказать, и приглашает к себе домой.

И я с ней иду, при этом объясняя, что не верю в её колдовские способности: Я и в самом деле не верю в колдовство — я понимаю: Словом, нарываюсь на приключение. Поднимаемся по лестнице, входим в стандартную городскую квартиру, пустую и обшарпанную, проходим в комнату, и я вижу: Иван Фёдорович ушёл на пенсию и теперь вместе с семьёй собирался переезжать в город к своей сестре.

Уже приехал новый путевой обходчик, и, пока Агафья Васильевна с Сашенькой укладывали вещи, Иван Фёдорович знакомил молодого обходчика с участком. Но вот наступил и день отъезда. Около сторожки в этот день собралось много народу. Всем хотелось проводить семью старого путевого обходчика, пожелать ему счастливого пути. Пришли провожать и Сашеньку её школьные друзья. Тут же около провожающих вертелся Бобик.

Его и кота Ваську было решено взять с собой, а Бурёнку оставить новому обходчику. Не хватало одного Малыша. Грустно было Сашеньке не увидеть перед отъездом своего питомца, но делать было нечего. Уже подошёл и остановился товарный состав, уже погрузили в вагон вещи, когда неожиданно из леса вышел Малыш. В суматохе его никто не заметил. Лось остановился чуть в стороне от поезда и с недоумением смотрел на незнакомых ему людей.

Поезд запыхтел и тронулся. Но вдруг, увидев лося, закричала: И тут все увидели, как с громким протяжным криком бросился за поездом лось. Сначала он бежал рядом с вагоном, потом стал отставать, потом, тяжело дыша, остановился. Поезд уже скрылся за поворотом, а лось всё стоял и смотрел ему вслед. Затем повернулся и медленно пошёл в лесную чащу. Больше его никто и никогда не. Забавный медвежонок Я не хочу называть издательство, где произошёл этот случай, скажу лишь одно: Однажды туда пришёл человек.

Он привёз от жителей таёжного посёлка большое спасибо за интересные книги и подарок. Подарок был в корзине. Человек поставил её на пол, снял крышку, и все изумлённо ахнули! Да и как не ахнуть, если в корзине сидел маленький пушистый медвежонок. Он был совсем как плюшевая игрушка, а на забавной мордашке три чёрные пуговицы. Медвежонок пошевелил пуговкой-носом, уцепился лапками за край корзины и неуклюже выбрался из неё. Потом он ещё раз пошевелил пуговкой-носом и отправился путешествовать по издательству в сопровождении своих новых друзей.

Он вёл себя очень хорошо, этот маленький таёжный житель. Человек, который его привёз, давно ушёл, а медвежонок спокойно разгуливал по комнатам, не шумел и ничего не трогал. Позабавив всех своими смешными играми, поборовшись с редактором и плотно закусив по очереди со всеми сотрудниками, медвежонок выбрал для своего отдыха ту комнату, где работала Анна Ивановна.

Он устроился около её ног на мягком пушистом ковре и сладко уснул. Вид у спавшего медвежонка был такой приятный и он так мирно посапывал, что Анна Ивановна решила взять медвежонка к себе домой. И на самом деле, сколько удовольствия она доставит Леночке и Вите таким живым плюшевым подарком. К тому же медвежонок научит их любить и заботиться о животных.

Но прежде чем взять медвежонка, нужно было посоветоваться с мужем, а главное, с тётей Катей. Ведь тётя Катя была в их доме самой главной хозяйкой и от неё зависело окончательное решение. Анна Ивановна позвонила домой. К телефону подошёл Борис Павлович. Услышав, что мама хочет принести медвежонка, они подняли такой шум и крик, так стали просить скорее его взять, что Борису Павловичу пришлось согласиться.

Но тётя Катя была категорически против медвежонка. Хоть и маленький он, а всё-таки медведь. Медведю же место в лесу, в зоопарке или в цирке, но, во всяком случае, не в московской квартире на пятом этаже. Однако на этот раз возражения тёти Кати никто не хотел слушать. Почему бы не взять в дом этого маленького безобидного малыша, который даже молоко ещё пьёт из соски! За медвежонком поехали всей семьёй.

Когда они приехали в издательство, малыш ещё спал. Он спал так крепко, что даже не проснулся, когда Борис Павлович осторожно поднял его на руки. Пришлось с этим согласиться. Тут же вызвали такси. Потом Борис Павлович, оберегаемый с одной стороны Витей, а с другой — Леночкой, вынес полусонного медвежонка. Все уселись в машину и поехали на вокзал. Едва машина тронулась, как медвежонок тотчас проснулся.

Он сразу оживился и пожелал путешествовать по машине. Напрасно все наперебой пытались уговорить косолапого непоседу сидеть смирно. Медвежонок кричал, вырывался, потом залез на спинку заднего сиденья и стал смотреть в окно. Ему там не понравилось, он пожелал смотреть в переднее окно и полез к шофёру.

Шофёр, молодой весёлый парень, был не против такого соседства, и медвежонок, перебравшись через спинку сиденья, удобно устроился у него на коленях. Так доехали до вокзала. На прощание медвежонок нажал на кнопку сигнала и дал такой продолжительный гудок, что подбежал постовой милиционер. Он хотел оштрафовать шофёра за нарушение правил, но, увидев настоящего виновника, засмеялся и, махнув рукой, ушёл. Все вылезли из машины. Борис Павлович опять взял на руки медвежонка, поблагодарил шофёра, и вся процессия отправилась на перрон.

Когда подошла электричка, тётя Катя сказала: Ведь не всякий согласится сидеть рядом с медведем. Тётя Катя вошла в вагон, осмотрелась и села рядом с двумя молодыми людьми, которые ей показались наиболее симпатичными. И нужно сказать, что она не ошиблась. Когда потом вошли с медвежонком, молодые люди сразу уступили свои места возле окна. Впрочем, и другие пассажиры вагона тоже оказались симпатичными людьми.

Они не только не возражали против такого необычного пассажира, а даже наоборот, каждый старался его угостить — кто конфеткой, кто печеньем, а кто приласкать. Анна Ивановна беспокоилась, как бы медвежонок не начал безобразничать в вагоне, как и в машине. Но, против всякого ожидания, он вёл себя вполне прилично.

Наевшись так, что его животик стал похож на барабан, он чинно сидел на коленях у Леночки и с упоением сосал пуговицу на её нарядном платьице. В разговорах и вопросах, откуда и куда везут медвежонка, кто его подарил и как поймали, незаметно доехали до места. К даче нужно было идти через небольшую берёзовую рощу. День был жаркий, солнечный. Очутившись среди душистой травы и деревьев, медвежонок пришёл в восторг.

С необычной лёгкостью он подпрыгивал, катался по траве, купался во всех встречных лужах, залезал на каждое дерево. А так как деревьев было много, то вполне понятно, что до дачи пришлось идти не десять минут, как всегда, а в пять раз дольше.

От такой замедленной ходьбы взрослые изрядно устали, зато дети были довольны и весело смеялись над каждой проделкой забавного малыша. Наконец добрались до дачи. Анна Ивановна хотела устроить медвежонка на террасе, но из этого ничего не получилось. Очутившись среди людей, малыш сразу успокоился, пристроился около протопленной ещё с утра печки и тут же уснул. Ночь прошла спокойно и без приключений. Зато утром медвежонок поднялся чуть свет и сразу потребовал еду.

Он требовал её так громко, что всех перебудил. Пришлось Анне Ивановне вставать и идти варить малышу кашу. Пока Анна Ивановна готовила, медвежонок стоял около неё на задних лапках, дёргал её за платье и не переставая кричал.

Потом, выпив полную бутылку сладкой, жидкой кашицы, отправился обследовать комнаты.

Какие самые смешные и странные заблуждения были у вас в детстве?

Он быстро обнаружил ту, где находились дети. Медвежонок забрался к Леночке на кровать, стал тащить с неё одеяло, лез бороться то с ней, то с подушкой. Борис Павлович молча пил свой кофе, тётя Катя сидела с повязанной головой, что означало головную боль и плохое настроение, а дети зевали во весь рот, тёрли глаза и ничего не хотели. Кроме того, и в доме никак нельзя было навести порядок. Не успеют убрать в одном месте, как медвежонок натворит беспорядок в другом.

Ведь он был совсем маленьким медвежьим ребёнком, и где же ему было знать, что можно делать и что. Но всё это было ничто по сравнению с тем, что пришлось перетерпеть тёте Кате, когда Анна Ивановна с мужем уехали на работу. Накануне Анна Ивановна сама же говорила, что ей дали два дня отгула и она сможет их провести на даче, а теперь вдруг торопливо уехала, прихватив с собой и Витю, которого медвежонок успел укусить за палец.

После их отъезда для тёти Кати началось то самое страшное, о чём она даже много времени спустя не могла без содрогания вспоминать. Медвежонок был ещё терпим, пока вся семья находилась дома, и он досаждал каждому понемногу.

Теперь же, оставшись лишь с Леночкой и тётей Катей, непоседливый малыш всё своё внимание сосредоточил на. Он ни на шаг не отходил от Лены и от тёти Кати, словно боясь, что они тоже исчезнут, и ничего не давал им делать.

Нужно было посадить цветочную рассаду, а медвежонок лез под руки, выдёргивал только посаженные растения, не давал работать, а если его отталкивали, злился и даже пытался укусить. Пришлось посадку цветов отложить на другое, более удобное время и идти домой. Но и там от маленького озорника не было покоя. Напрасно Леночка пыталась его чем-нибудь занять и даже предлагала свои игрушки. Малыш не пожелал с ними заниматься, сразу распотрошил Леночкину любимую куклу и разорвал мяч.

Потом его заинтересовала скатерть. Он стащил её со стола прямо с посудой, а пока тётя Катя подбирала осколки, вскарабкался на буфет и сбросил вазу с цветами. Тут уж тётя Катя не стерпела, она схватила медвежонка за шиворот, сунула его в ещё пустую после ремонта комнату и заперла. Сначала медвежонок кричал и дёргал лапками дверь, требуя, чтобы его выпустили, потом затих. Тётя Катя успокоенно вздохнула и принялась за дела. Она приготовила обед, закончила посадку цветов, прибрала комнаты и, налив в бутылку молока, понесла его медвежонку.

Все обои на высоте, куда способны были дотянуться его лапки, были тщательно сорваны, скомканы и клочьями валялись по всему полу, а сам виновник, не теряя времени, старательно выковыривал из гладких стен штукатурку. Увидев, во что превратилась комната, тётя Катя, полная возмущения и решительности, надела медвежонку ошейник, пристегнула ремешок и с первым же поездом поехала в Москву. Она вошла в издательство гневная и непоколебимая. В редакции встретили медвежонка как старого знакомого, опять его все наперебой угощали и ласкали.

Опять малыш ходил по комнатам, ничего не трогал и вёл себя так примерно, что кто-то из сотрудников предложил его взять к. Но тут тётя Катя решительно воспротивилась. Пусть он там сколько угодно кувыркается на трапеции, катается на велосипеде или танцует. Это лучше, чем лазать в квартире по шкафам, бить посуду и обрывать обои.

С этими словами тётя Катя подняла трубку телефона и стала набирать номер цирка.

Журнальный зал: День и ночь, №2 - Александр АСТРАХАНЦЕВ - ЗИМНИЕ РАССКАЗЫ

За медвежонком приехали. Его забрали прямо из редакции, и тётя Катя, облегчённо вздохнув, отправилась домой. Правда, она предвидела, что теперь ей придётся ходить с детьми в цирк на все медвежьи представления, но это терпимей, чем держать медведя в доме, если он даже маленький и симпатичный. Лесная кормушка Слава с мамой совсем недавно переехали в один из новых районов города. Их квартира была на самом последнем — двенадцатом — этаже. Славе нравилось, что они живут так высоко.

Подойдёшь к окну — всё видно, что кругом делается: В этот лес и ходил Слава на лыжах. Не думайте, что Слава был хороший лыжник, совсем нет! Но Слава не обижался. Не для того, чтобы стать лыжником-чемпионом, отправлялся он в лес. Он шёл тихо, не торопясь, ко всему приглядывался, прислушивался… А как красиво зимой в лесу!

Куда ни глянешь — всё кругом покрыто мягким, пушистым снегом, а присмотришься к заиндевевшим веткам деревьев — и увидишь замысловато-сказочные узоры: Идёшь — только снег под лыжами поскрипывает, а остановишься — тут сразу все звуки лесные услышишь. Вот где-то вверху попискивают невидимые синицы, одиноко стучит дятел. Видно, принёс туда еловую шишку, вот и долбит. Совсем рядом со Славой пролетела стайка хохлатых свиристелей и скрылась среди деревьев, застрекотала сорока… А сколько следов можно увидеть на белой пелене снега!

Сколько интересного прочитать на этих снежных страницах! Слава ходил в лес всегда одной и той же дорожкой. У него здесь были свои друзья, и он сразу после школы, пока ещё было светло, приходил их кормить.

Кормушку для птиц Слава смастерил сам и устроил её на большой раскидистой берёзе. Сделал её очень просто: Хорошая получилась для птиц столовая, просторная! Первое время птицы боялись мальчика.

Садились поодаль и ждали, когда он уйдёт. Бывало, подойдёт Слава к кормушке, посвистит, и они сразу со всех сторон на зов прилетают. Первыми появлялись всегда синицы. Стоило Славе посвистеть, как они уже тут как. Этот работяга никогда не пропускал время кормёжки. Он даже не ждал, когда Слава положит в кормушку семечки. Выхватывал их прямо из рук мальчика и стремительно улетал с добычей. Затем запихивал семечки в расщелину дерева или в щёлку коры и опять спешил к Славе.

Такая доверчивость Славе нравилась: Накормив любимца, Слава отходил в сторону и ещё долго наблюдал за птицами, за их поведением. Синицы больше всего любили сало. Они сразу слетались к нему, но клевали всегда по очереди, так же по очереди брали они и семечки.

Зато свиристели и снегири опускались к разложенным для них гроздьям рябины стайкой. Снегири клевали рябину не спеша, семена съедали, а мякоть выбрасывали, не то что хохлатые свиристели: А как-то раз Слава пришёл и увидел вокруг дерева следы. Их было много, а там, где сало подвешено, весь снег истоптан. Следы будто собачьи, только узкие, и шли они из глубины леса ровной строчкой, лапка в лапку, словно по тесёмочке.

Значит, вот кто сюда пожаловал! Видно, пришла кумушка салом полакомиться, да так ни с чем и ушла. Наведывалась к кормушке и белка. Сначала она не очень-то доверяла мальчику. Бывало, увидит его — мигом на верхушку берёзы взберётся да так затаится среди заснеженных веток, что не сразу её и увидишь. А до чего же ловкими и быстрыми были прыжки зверька! До чего хороша белка зимой в своей серебристой шубке!

Для этой пушистой гостьи Слава никогда не забывал прихватить из дома орехи, печенье или конфеты — пусть тоже лакомится. Прошёл декабрь, затем январь, наступил февраль с его вьюгами, метелями, морозами. Слава знал, что в этом месяце птицам приходится особенно трудно. Давно обклевали они те семена, что оставались с осени на деревьях и на кустах. Да и с земли, покрытой глубоким снегом, трудно достать еду. Голодно в этом месяце птицам, а голодной птице морозный день — это смерть.

Вот почему Слава даже в непогоду шёл кормить своих питомцев. Но однажды с самого утра была такая вьюга, что нечего было и думать идти в лес. Вьюжило весь день, и лишь к вечеру стихло. Ночь была ясная, звёздная, а утром термометр показывал минус 36 градусов.

Когда Слава проснулся, мамы дома уже не. Она работала почтальоном и уходила рано, но к двенадцати часам уже возвращалась домой. На столе Слава увидел приготовленный завтрак и записку: В доме было тепло и уютно. Он здесь в тепле, сытый, а они… Он отложил книгу и включил телевизор.

Шла какая-то интересная постановка, но смотреть тоже не захотелось. Слава выключил телевизор и стал одеваться. Потом взял лыжи, пакет с кормом и решительно вышел из дома. Будто вымерло всё живое в лесу, даже не слышно синичек. Попрятались птицы от леденящего ветра и холода. Только деревья трещат от мороза. Спешит, спешит Слава, и чем ближе, тем беспокойней у него на душе. Вот и знакомый поворот… вот и кормушка… Но не встретили птицы своего друга.

С трудом шевеля непослушными от мороза губами, стал сзывать их Слава свистом. Долго, очень долго никто не отзывался на свист мальчика, потом прилетела одна синичка… другая… ещё две. Они были какие-то взъерошенные, сразу бросились к салу и стали его жадно клевать. Их собралось уже штук десять. Слава ждал поползня, но его любимец всё не появлялся.

Уже не было сил больше ждать, от мороза перехватывало дыхание. Окоченевшими руками он высыпал в кормушку остатки корма, повернулся, чтобы идти к дому, и… что это?

В стороне от дерева, будто сорванный листочек, распласталось на снегу что-то маленькое, бурое… Это был поползень. Слава бросился к нему, поднял, прижал к себе, старался согреть дыханием неподвижное тельце.

И вдруг он почувствовал, как поползень чуть трепыхнулся. Скорей к спасительному теплу! Дома, когда мама увидела Славу, она так и бросилась оттирать побелевшие щёки сына. Куда ж тебя носило?

Слава не пытался оправдываться. В ответ он вынул из-за пазухи полузамёрзшую птичку и показал маме. Мама поняла всё сразу и без слов. Она быстро сняла с себя пуховый платок, завернула в него поползня и положила около батареи.

Ишь герой тоже у меня нашёлся, птиц пошёл спасать! И хотя мама старалась говорить сурово, Слава понял, что она на него совсем-совсем не сердится. Напившись горячего чая с малиной, он тут же прилёг, хотел что-то сказать, но веки сами собой слиплись, и он словно провалился в темноту.

Проснулся Слава лишь на другой день рано утром, так рано, что мама ещё даже не ушла на работу. Вспомнив всё, что произошло накануне, Слава вскочил с постели и первым делом бросился к батарее посмотреть поползня. Но его там не было, а мама засмеялась и сказала: Поползень действительно оказался. Он совсем оправился и теперь смело летал по комнате, лазал по книгам и всюду совал свой клюв. Очевидно, он был голоден и разыскивал, чем бы поживиться.

Слава поставил ему на шкаф блюдечко с водой, рядом насыпал семечек, и поползень, не ожидая приглашения, сразу принялся за еду. Наелся, а потом, как и в лесу, стал делать запасы.

Он засовывал семечки в страницы книг, прятал в занавески, за картины, затем неожиданно сел к маме на голову и начал совать ей семечки в волосы. Почти всю неделю прожил поползень у Славы.

За это время он вполне освоился со своим новым местом и ничего не боялся. Смело таскал с тарелок еду или купался в блюдечке с остывшим чаем… Словом, вёл себя так, будто прожил в доме всю свою птичью жизнь. А потом случилось непредвиденное: Нужно ли говорить о том, как горевал Слава, когда, вернувшись из школы, узнал, что его любимец пропал.

Слава еле сдерживал слёзы. Ведь ему хотелось выпустить птицу самому, и не здесь, около дома, а отнести в лес, к кормушке, чтобы опять встречать там своего маленького друга… А теперь некому будет таскать у Славы из рук семечки и их прятать… На этот раз Слава шёл к своей кормушке совсем невесело.

Подошёл, посвистал птиц, достал семечки. Он уже собрался их положить в кормушку, когда вдруг неожиданно на его протянутую руку уселся поползень — его поползень! Он деловито огляделся, доверчиво пробежался по руке мальчика и, как всегда, стал таскать с его открытой ладони семечки. Слава смотрел на своего пернатого любимца и думал, что надо будет обязательно смастерить и развесить здесь дуплянки — пусть птицы зимой прячутся в них от холода, а весной строят гнёзда и выводят птенцов.

Мухтар Его звали Мухтар. Тот Мухтар был породистой овчаркой и помогал разыскивать преступников. А когда его ранили и он не мог больше работать, люди продолжали его кормить и за ним ухаживать. А эта собака, про которую я хочу вам рассказать, была простой дворнягой. Но она честно служила своим хозяевам: Но люди, у которых она жила, совсем не стоили её преданности. Когда наступили холода, они её бросили на даче и уехали в город. Собака осталась одна на пустом участке, около пустого дома, и продолжала его охранять.

Первое время голодная, исхудавшая собака ждала своих хозяев. Потом пошла искать. Откуда могла знать собака, что хозяевам она больше не нужна… Сначала она бежала по просёлочной дороге.

Ещё издали заметив человека, останавливалась, внимательно вглядывалась, потом догоняла и обнюхивала. Но это всё были люди чужие, и она опять бежала. Дорога вывела её на шоссе, а она всё бежала и бежала… В воскресенье мы с мужем, как всегда, приехали на дачу.

Пока Шура насыпал в птичью кормушку семечки и подвешивал для синиц сало, я прошла к дому. У крыльца, вся сжавшись, грязная и такая худая, что можно было пересчитать все ребра, лежала собака и испуганно глядела на. Шура обернулся и тоже увидел собаку. Он хотел к ней подойти, но только сделал несколько шагов, как она вскочила, жалобно заскулила и, тяжело волоча заднюю лапу, заковыляла в конец сада.

Мы сразу догадались, что она побывала под машиной и теперь отлёживается в нашем саду. Чтобы не пугать беднягу, мы не стали подходить и, оставив ей привезённую с собой еду, уехали. Приехали на дачу мы через день, думая, что собака давно ушла, однако, к нашему удивлению, она была ещё у. Правда, на этот раз, видимо успев освоиться, она уже не так испугалась, а просто отошла в сторону и наблюдала за нами издали. Пришлось опять оставить ей еду.

Вернувшись домой, мы долго решали: Заводить в пустой даче собаку мы не собирались, и оставить без помощи.

Теперь нам приходилось приезжать на дачу не один раз в неделю, как это делали раньше, а через день. Привозили ей в бидоне кашу или суп, наливали в миску и уезжали.

Так прошло недели две. За это время собака заметно поправилась и хотя осторожно, но уже ступала на больную лапу. К нам она уже привыкла, и едва мы появлялись у калитки, как она, припадая на больную лапу, спешила навстречу. Ласкалась она довольно сдержанно, но, пока мы находились в саду, всегда держалась рядом с нами. Собаку мы назвали просто — Дружок. Сначала нам даже казалось, что пёс глуховат, однако своим поведением он доказывал обратное.

Стоило ещё издали услышать незнакомые шаги, как он тут же настораживался и с грозным лаем бежал навстречу. Надо будет его врачу показать. Я же думала иначе: Но как же его звали? И я решила, что буду подзывать его разными кличками: С этого дня я стала звать его то Рекс, то Бобик, то Джек… Но он упорно не проявлял к этим именам интереса. Однажды, в который раз перебирая разные клички, я назвала его Мухтар. Пёс сразу повернул голову и внимательно посмотрел мне в. Собака вскочила и подбежала.

Всё было ясно, теперь я знала его настоящее имя — его звали Мухтар. Мухтар остался жить у. Он давно поправился, но уходить от нас не собирался, хотя мог это сделать свободно, потому что в нашем заборе было много выломанных досок. Приезжали мы теперь на дачу всегда с внучкой. Марина была в восторге, что у нас поселилась собака. Приезжали мы всегда в одни и те же часы. Мухтар хорошо знал время нашего приезда. Он уже заранее шёл к автобусной остановке и терпеливо ждал.

А как он радовался нашему приезду! Зато сколько грусти было в его взгляде и во всей фигуре, когда мы уезжали. Он даже не шёл нас провожать: Наш дом стоял немного в стороне. Мимо вилась узкая тропинка к реке, к лесу и к тем нескольким домам, которые находились дальше за полем.

Летом здесь проходило много народу, зато осенью и зимой было совсем пустынно. Люди шли в обход по шоссе и потом сворачивали к своим домам. Идти так было дальше, но зато спокойней. Проходить в сумерках мимо пустых дач все избегали. Мухтар оказался умным и сообразительным псом. Скоро он не только знал всех людей, живущих поблизости, но охотно их встречал у автобусной остановки и провожал нашим переулком. Особенно старательно провожал он детей. Раньше Катю и Олю встречала мама.

Приходила с работы усталая, а вместо отдыха шла встречать. Зимой темнело рано, и идти заснеженным, нежилым переулком, а там ещё полем было страшно.

Но теперь, с появлением добровольного провожатого, Мария Ивановна не беспокоилась за ребятишек: Мухтар шёл с ними до самого дома. Иногда на узкой тропинке им встречался человек; если это был знакомый, то мог смело продолжать свой путь, если чужой — хочешь или не хочешь, а сворачивай в сторону. Ведь никому не хотелось познакомиться с такими большими клыками, которые так охотно показывал Мухтар.